Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - В дороге, - засмеялся  Бирс,  перевел  сказанное  Джуди,  она  тоже
засмеялась и сказала, что в этом у них большой опыт.
     Ключников с завистью подумал, как им весело и хорошо вдвоем и как они
подходят друг другу. Аня удивилась, что он знаком с Бирсом, они посудачили
о Бирсе, о его американке, даже издали было заметно, как те радуются  друг
другу.
     - Представляешь, какие у них будут дети? - заметила Аня.
     - Какие?
     - Красивые.
     - Почему?
     - В любви зачатые.
     - А у нас? - спросил он неосторожно из  чистого  любопытства.  Он  не
знал, что для женщины это больная тема, не терпящая слова всуе.
     Аня не ответила, глянула внимательно и как бы  оценила  про  себя:  в
шутку сказано или всерьез?
     - Ты еще сам малыш, - улыбнулась она с  каким-то  тайным  сожалением,
погладила его по щеке, как маленького, и отошла.
     Прислушиваясь  к  разговорам,  Ключников  бродил  по   квартире.   Он
размышлял, как эта жизнь отличается от той, какую он знал.  Все,  кого  он
встречал до сих пор, изо дня в день думали о куске хлеба, добывали в  поте
лица пропитание, заботы их состояли в  том,  как  прожить,  как  вырастить
детей и как удержаться на плаву. Ни  о  чем  ином  они  не  помышляли.  Но
оказалось, это не все, чем жив человек, как много ему  требуется  -  конца
края нет: чем дальше идешь, тем больше нужно.
     На кухне был накрыт стол, вокруг которого стоя ели  гости.  Ключников
налил себе чай и взял бутерброд с ветчиной. Он ел, когда  рядом  появилась
Аня.
     - Ты знаешь, какой сегодня день? - спросила она.
     - Какой?
     - Медовый Спас. Пост, а ты скоромное ешь.
     - Я не соблюдаю, - признался он.
     - А еще православный, - упрекнула его Аня.
     Это был справедливый упрек.
     Как почти всякий человек в этой стране,  он  был  насильно  изъят  из
природной жизни народа. Впрочем, весь  народ  был  отторгнут  от  себя  и,
задавленный, измордованный политическим  режимом,  долгое  время,  похоже,
отсутствовал, не принадлежа себе  и  естественному  ходу  истории.  Иногда
мнилось,  что  это  и  не  народ  вовсе,  а  муравьиное  скопище  людей  в
пространстве;  избавясь  и  очистившись  от  режима,  покаявшись,  им  еще
предстояло снова стать народом.
     Ключников с рождения жил неосознанно - как придется.  Какая  пуповина
связывала его с народом? Что общего, неизменного во времени было у него  с
человеком, жившим на этой земле задолго до него? Какие свойства,  присущие
народу, соединяли их сквозь века? Он не  знал  ответа  и  не  домогался  -
тяжкий труд, никчемная затея...
     Джуди,  Бирс  и  Аня  оживленно   болтали   по-английски,   Ключников
почувствовал себя лишним: им и в голову не пришло, что он не  понимает  ни
слова. Впрочем, знай он язык, что с того? Как ни ряди, он был здесь не  ко
двору - чужак! - стать своим ему было не суждено.
     Что отличало его от них? Откуда в них эта непринужденность, отчего  с
такой легкостью они судят о том, в чем он ни бельмеса  не  смыслит?  Да  и
вздумай  он  высказать  суждение,  как  не  попасть  впросак,   не   стать
посмешищем?
     Похоже, он и впрямь был  здесь  лишним:  Ключников  незаметно  открыл
дверь и ушел, не прощаясь.
     Он  одиноко  брел  по  безлюдному,  охваченному  страхом  городу.  Из
проезжающих иногда машин  на  него  с  удивлением  поглядывали  ездоки:  с
наступлением темноты пешеходы спешили убраться с улиц, гулять было опасно,
а тем более в одиночку.
     Москва  выглядела  фронтовым  городом  в  осаде.  Никто  не  объявлял

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.