Случайный афоризм
Писатель может сделать только одно: честно наблюдать правду жизни и талантливо изображать ее; все прочее - бессильные потуги старых ханжей. Ги де Мопассан (Анри Рене Альбер Ги Мопассан)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он подумал, сколько странного и  неожиданного  принесло  ему  утро  -
мысль коснулась сознания и тут же исчезла; Першин открыл тяжелую церковную
дверь и, стараясь не шуметь, осторожно прикрыл за собой.
     В храме было сумрачно и безлюдно, в стеклах икон  отражались  огоньки
лампад. Пахло ладаном, свечами, высокая емкая тишина  наполняла  пустынный
полумрак, лики деисуса  с  пристальным  вниманием  взирали  на  стоящую  у
колонны женщину.
     Помешкав, Лиза положила на тарелку деньги, взяла свечу, зажгла ее  от
огарка и, капнув воском, поставила перед иконой, которая висела на столбе,
подпирающем свод. То была икона Божьей Матери, Умиление: щека к щеке  Дева
Мария держала на руках младенца.
     Постояв  у  иконы,  Лиза  направилась  к  выходу.  Увидев  мужа,  она
вздрогнула, едва не вскрикнула  от  неожиданности.  Они  вместе  вышли  на
улицу, перешли дорогу и направились на бульвар.
     - За кого ты поставила свечу? - спросил Андрей.
     - За тебя, - ответила Лиза.
     Она поставила свечу, чтобы уберечь его и сохранить:  как  могла,  она
заступалась за него перед Провидением. Снова, в который раз,  он  подумал,
как тяжко ей с ним, какой крест несет она не ропща.
     Лиза наспех собралась, позвонила на работу, сказала, что ее не будет,
генерал тут же отправил дочь и внучек в Бор; Першин пообещал навестить  их
в ближайшее воскресенье.


     ...едва Ключников вызвал лифт, из темного пространства под  лестницей
вышли трое, преградили дорогу, тут же хлопнула наружная дверь, в  подъезде
появилось еще трое, перекрыли выход на  улицу.  Кабина  лифта  опустилась,
двери разъехались, Ключников хотел войти, но незнакомцы встали на пути.
     - Не  спеши,  -  остерег  его  один  из  парней;  створки,  помедлив,
сомкнулись.
     - Что надо? - спросил Ключников, краем  глаза  следя  за  остальными,
чтобы не прозевать внезапного нападения.
     В подъезде пахло кошками, с разных этажей сочились  кухонные  запахи,
доносились отдаленные голоса, плач ребенка, звяканье посуды, звуки  радио,
вой пылесоса, сбивчивая игра на фортепиано, визгливая женская перебранка -
дом жил, не подозревая, что происходит в подъезде.
     Незнакомцы окружили Ключникова, но не трогали и молчали, явно  ожидая
кого-то.  Хлопнула  входная  дверь.   Ключников   узнал   Федосеева,   тот
приблизился с радушной улыбкой.
     - А-а, Сережа!.. Ну наконец-то... Давненько не виделись, - приветливо
обратился Федосеев, словно искренне был рад встрече;  глаза  его,  однако,
смотрели цепко, взгляд колол остро, как шило. - Куда ты исчез? А мы  ждем,
ждем, беспокоимся... Думали, пропал парень. Хоть  бы  весточку  подал,  не
чужой вроде.
     - Занят был, - бесстрастно сказал Ключников,  понимая,  что  разговор
только начинается.
     - Занят... - понятливо покивал Федосеев.  -  Так  и  мы  заняты,  кто
сейчас свободен? Все заняты. Но одни об  отечестве  пекутся,  а  другие  о
себе. Неужто минуты свободной нет? Ради общего дела... - Федосеев  говорил
благожелательно, с мягким укором, сердечно, с дружеским сожалением.  -  Ты
что думаешь, дружок, у нас танцы под радиолу?  Захотел,  пришел,  захотел,
ушел. Нет, милый, у нас организация. Серьезное дело. Ты что  это  вздумал?
Вступил, изволь работать.
     - Когда это я вступал? - удивился Ключников.
     - Ты тут не ерничай, с огнем играешь. Не вступил разве? А деньги  кто
получал?
     - Деньги я за работу получил. Я их отработал.
     - Отработал...  Ты  учеников  своих  бросил,  -  с  горечью  напомнил
Федосеев и улыбнулся скорбно. - Нехорошо.
     - Я не нанимался. Сколько мог, столько дал. Может, хватит на сегодня?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.