Случайный афоризм
Перефразируя Макаренко: писатели не умирают - их просто отдают в переплёт. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Ключников не знал, что делать, к кому обратиться.
     У него и без того скребли на душе кошки после встречи  с  Буровым,  с
Галей и с Федосеевым, досада ела поедом и не отпускала. Не раздеваясь,  он
лег на разостланную на полу постель, обдумывал  создавшееся  положение.  У
Ани была своя жизнь, Федосеев и Буров сделали свой выбор, а  он  болтался,
как дерьмо в проруби - ни то, ни се, ни Богу свечка, ни черту кочерга.
     Спать не хотелось. Ключников воспаленно думал о том, что произошло, в
груди ныла едкая  горечь.  Он  пнул  в  сердцах  колченогий  табурет,  тот
врезался в стену и рассыпался на куски.
     Пока Ключников  лежал,  уставясь  в  потолок,  несколько  раз  звонил
телефон, мужские и женские голоса спрашивали Аню, Ключников  отвечал,  что
ее нет, потом ему надоело, он перестал брать трубку.
     Он не знал, сколько прошло времени, внезапно  стукнула  дверь,  и  на
пороге возникла Аня. Можно было подумать, что она неслась сломя  голову  и
сейчас за ней следом влетит ветер, который  она  обогнала.  Выглядела  она
прекрасно: темные глаза блестели, взгляд был ясен, на губах играла улыбка,
лицо светилось, выдавая  нетерпение  и  внутренний  огонь,  смуглое  тело,
затянутое в узкое  короткое  платье,  было  как  живая  пружина,  красивые
сильные ноги, открытые высоко, упруго несли ее в быстром легком  движении,
и была она вся, как ртуть, гибкая, игривая, стремительная - ни  усталости,
ни следа бессонной ночи.
     Аня увидела его и обрадовалась:
     - О, привет! - воскликнула она весело. - Куда ты пропал?
     Лежа  на  полу,  Ключников  повернул  к  ней  голову  и  смотрел,  не
отрываясь, как будто изучал.
     - Что ты молчишь? Хандра?! Зря ты удрал, там так  весело  было!  А  я
смотрю, тебя нет. Когда ты ушел? Тебе скучно стало?
     Аня даже не подумала его упрекнуть за то, что он исчез, каждый  волен
делать, что хочет; выбрав свободу, она не хотела ограничивать других.
     С ее появлением в комнате как будто прибавилось света и воздуха. Было
похоже, она, будто электрический разряд, принесла с собой свежесть и запах
озона, как это бывает после грозы. Казалось,  Аня  стремглав  ворвалась  с
чудесного  беззаботного   праздника   в   душное,   пасмурное,   пропахшее
лекарствами помещение.
     Ключников лежал на  полу,  неподвижный,  как  гранитная  глыба.  Аня,
словно не замечала его мрачной сосредоточенности, гнетущего  недовольства,
жесткого взгляда - не замечала или не хотела замечать. Она была  оживлена,
засыпала его вопросами и, видно, тени сомнения не испытывала,  что  что-то
не так.
     - Ты ел? А  мы  всю  ночь  пили  шампанское!  Ты  голоден?  Я  сейчас
приготовлю! - она сорвалась с места, чтобы бежать на кухню и  в  мгновение
ока приготовить ему еду.
     Аня прекрасно готовила, любое дело спорилось у нее в руках, и  каждую
секунду она готова была бежать куда-то - лететь,  нестись,  любить  -  без
оглядки, напропалую.
     - Нет, - остановил он ее, словно на бегу поймал за руку.
     Аня  гибко  крутанулась  на  каблуках,  быстро  глянула  на  него   и
улыбнулась лукаво:
     - Тогда подожди, я разденусь.
     Ловким движением она  подняла  и  без  того  короткое  платье,  чтобы
стянуть его через голову.
     Вспоминая потом, Ключников думал, что смолчи  он,  все  обошлось  бы,
постель всегда их примиряла. Но Ключников не смолчал.
     - Нет, - повторил он твердым, холодным, негнущимся голосом.
     Еще миг, она сняла бы платье,  но  его  голос  остановил  ее,  она  с
удивлением посмотрела на Сергея.
     - Где ты была? - спросил он с казенной хмурой тяжестью в голосе.
     В глазах у нее мелькнуло недоумение, она глянула внимательно, как  бы
проверяя, он ли это или она ослышалась.
     - Что с тобой? - удивилась Аня.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.