Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1600 году родился(-лась) Педро Кальдерон

В 1860 году родился(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Где ты была? - повторил Ключников настойчиво.
     Веселье ее погасло, она поскучнела, но слабая улыбка, отголосок былой
радости, пока держалась на губах.
     - Ты знаешь, - небрежно пожала плечами Аня.
     Еще можно было все спасти, повернуть вспять, обратить в  шутку,  хотя
заметно было ее разочарование: праздничность улетучивалась и таяла,  таяла
на глазах.
     - Где? - упрямо гнул свое Ключников.
     - Вот уж не думала, что ты такой зануда, - сказала  она,  но  ей  уже
было тошно, хотя ссоры она не хотела. - Ты ушел, я осталась.
     - На всю ночь?
     - Что за допрос? - поморщилась она брезгливо, но потом  вопросительно
вскинула  брови  и  поинтересовалась  с  насмешливым  любопытством.  -  Ты
ревнуешь?
     Ее уже одолевала скука, но, пожалуй, этим бы все кончилось, если б не
зазвонил телефон. Ключников снял трубку, мужской голос  спросил  Аню.  Она
слушала, улыбаясь, Ключников томился, ожидал, копил злость.
     - Заканчивай, - напомнил он, когда ему окончательно надоело ждать.
     - Это я  сама  решу,  -  ответила  она,  прикрыв  трубку  ладонью,  и
продолжала разговор.
     Ключников подождал, но понял, что конца не будет, и нажал на рычаг.
     - Ты что?! - удивилась Аня. - Ты в своем уме?!
     - Надоело, - мрачно объяснил Сергей.
     Телефон вновь зазвонил, тот же мужской голос вновь  спросил  Аню,  но
Ключников ответил, что ее нет.
     - Как?! - удивился собеседник  на  другом  конце  провода,  Ключников
положил трубку.
     - Ты спятил? - Аня набрала номер, но Сергей выдернул шнур из розетки.
     - Слушай: в чем дело?! - рассержено вскинулась Аня.  -  Я  живу,  как
нравится мне. А ты живи, как нравится тебе.
     - Это не жизнь. Уж лучше врозь, - возразил Ключников.
     - Как тебе угодно. Я с тобой, потому что сама захотела.  Какой  есть,
такой есть, ломать тебя я не собираюсь. И запомни: я на сторону  не  хожу,
это не в моих правилах. Надоест, уйду. А как мне жить,  я  сама  решу.  Не
хватало, чтобы ты выслеживал меня. Подхожу тебе - живи. Нет - кто  держит?
Это ежу понятно! Как говорится: вот Бог, а вот - порог.
     - Как это у тебя все  легко  и  просто!  Сошлись,  разошлись...  -  с
досадой попенял ей Ключников.
     - Нет, - она вдруг печально  покачала  головой.  -  К  сожалению,  не
легко. И не просто.
     - Друзья! Приятели! Звонки! Компании! Надоело!
     - А кто тебя заставляет? - спокойно спросила Аня. -  Это  моя  жизнь.
Моя! Не нравлюсь, скатертью дорога!
     Она включила телефон, он тотчас зазвонил. Аня сняла  трубку  и  стала
обсуждать с кем-то художественную выставку, но Ключников уже не слушал. Он
поднялся, отыскал сумку, побросал в нее вещи и вышел, не прощаясь.
     ...дома Бирс  застал  плачущую  мать:  Джуди  исчезла.  Она  вышла  в
булочную, но домой не вернулась, мать не знала, что и думать. Антон быстро
спустился вниз, расспросил старух, посиживающих во  дворе:  Джуди  видели,
когда она направлялась в булочную, и после, когда возвращалась  с  хлебом.
Антон позвонил в квартиры на первом  этаже:  в  одной  слышали  за  дверью
женский крик, в другой старик успел  заглянуть  в  глазок  и  увидел,  как
какие-то люди скрылись за шахтой лифта; подробностей старик не разглядел.
     Бирс внимательно осмотрел лестничную площадку перед лифтом, обнаружил
землю и множество следов - весь пол был истоптан, словно несколько человек
топтались в грязной  обуви.  Узкий  проход  вел  за  шахту  лифта,  откуда
спускалась лестница в подвал. Обычно решетчатую дверь запирали на  большой
висячий замок, но сейчас она была лишь прикрыта: стоило ее толкнуть, и она
со скрипом отъехала в сторону.
     Снизу на него повеяло зловещей  тишиной  и  темью.  Крутые  ступеньки

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.