Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что происходит в Москве, Хартман его ни в чем не упрекал, Бирс это оценил.
     - Я бы хотел принять участие в поисках, - предложил Хартман. - Думаю,
я имею на это право. Мои физические возможности вы знаете.
     Антон кивком подтвердил, а  про  себя  подумал,  что  слишком  хорошо
знает.
     - Я поговорю с командиром, - пообещал он.
     Першин оказался несговорчивым.
     - Даже речи не может быть! - заявил он решительно. - Не  хватало  нам
иностранцев! Случись что, кому отвечать? На кой черт он нам?!
     Хартман настоял на личной встрече, но результат был тот же:
     - Мистер Хартман! Любое дело должны делать профессионалы!
     - До сих пор, как будто, они себя не очень показали, - возразил Стэн.
     - Правильно. Упрек принимаю. Но мы, по крайней мере, многое узнали. И
знаем, что делать дальше. Будь на нашем месте любители,  было  бы  намного
хуже.
     - Я - хороший спортсмен, - попытался убедить его Хартман.
     - Поздравляю! Вот и участвуйте  в  соревнованиях.  Станьте  чемпионом
мира. А грязную работу оставьте нам.
     - Что ж... - с сожалением поднялся Хартман. - Видит Бог, я хотел  как
лучше. Вы понуждаете меня действовать самостоятельно.
     Першин посмотрел на него долгим испытующим взглядом:
     - Не советую, Хартман. Помочь - не поможете, а голову потеряете.  Там
это проще простого.
     - У меня нет другого выхода... - развел руками Стэн.
     Разговор шел через Бирса, который бесстрастно вел перевод.
     - Переведи ему точно, - приказал Першин и медленно, глядя  американцу
в глаза, хмуро и раздосадованно произнес:
     - Я повторяю: это очень - очень! - опасно. Вы даже не  представляете,
что вас ждет. Исчезнете и все. Никто вас никогда не найдет.
     - Но вы-то спускаетесь...
     - Мы - профессионалы. Специальный отряд. Каждый обучен действиям  под
землей. Каждый знает, на что идет.
     - Спасибо, что предупредили, - поблагодарил Хартман и вышел.
     - Надо сказать, чтобы за ним присмотрели. -  Першин  стал  озабоченно
звонить куда-то. - Еще полезет, неровен час, обуза на мою голову.
     Под вечер  отряд  отыскал  в  Елохове  поблизости  от  станции  метро
тоннель, в который они еще не спускались. Тоннель был  квадратным,  ширина
его равнялась трем метрам, потолок был  плоским,  бетонный  пол  прорезали
дренажные стоки, тоннель тянулся на два с половиной километра и утыкался в
каменную  стену;  железная  лестница  вела  наверх  и  выходила  в  подвал
четырехэтажного дома из красного кирпича на пересечении Немецкой  улицы  и
Переведенского переулка.
     Несколько    тоннелей    они    обнаружили    на    юго-западе,     в
Беляево-Богородском,  поблизости  от  геолого-разведочного  института.  За
оврагами, неподалеку от шоссе, снабженные лестницами люки  уходили  вглубь
земли, где помещался громадный железобетонный шлюз, от которого  в  разные
стороны уходили три тоннеля.
     Отряд искал подземные базы, где  альбиносы  держали  пленников.  Хотя
многие в отряде в это не верили: пленных могли сразу уничтожить, чтобы  не
обременять себя лишней  обузой.  Бирс  старался  не  думать  об  этом,  но
удавалось с трудом: он вспоминал Джуди даже во сне.
     Антон торопил всех и сам рвался вниз,  не  давая  себе  передышки  ни
днем, ни ночью. Это  была  унылая,  тяжелая  работа:  каждый  ход,  каждый
тоннель  проходили  из  конца  в  конец,  отыскивая  запасные   выходы   и
ответвления.  Иногда  внизу  скапливался  газ,  и  стоило  большого  труда
забраться в противогазах во все щели, колодцы и люки;  нередко  разведчики
брели по колено, по пояс  или  по  грудь  в  воде,  а  иногда  приходилось
надевать акваланги и осматривать затопленные галереи, русла подземных  рек
и каналы.
     Помимо стыда  Бирс  испытывал  мучительное  беспокойство  и  гнетущую

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.