Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    18

     В субботу и воскресенье в городе установилось странное затишье.  Было
тепло, солнечно, москвичи  устремились  за  город,  Москва  обезлюдела,  и
казалось, сонливое оцепенение овладело городом. Впервые с тех пор, как  он
принял отряд, Першин устроил себе выходной: в воскресенье он на весь  день
отправился в Бор навестить семью.
     Станция метро "Варшавская" соседствовала с  железнодорожной  станцией
"Коломенская",  откуда  электричкой  Першин  добрался  в  Домодедово.   От
вокзальной площади тридцать первый автобус с частыми  остановками  тащился
по городу, потом выехал за околицу и долго плелся по шоссе, огибая поля  и
перелески,  кружил  по  косогорам   среди   холмистой   равнины.   Поселок
обслуживающего персонала был виден далеко окрест: окруженные густым  лесом
многоэтажные кирпичные дома  высились  над  вершинами  деревьев,  крыши  и
верхние этажи были видны за много километров.
     За деревней на опушке леса возле старинной церковно-приходской  школы
автобус сделал круг и остановился:  то  была  конечная  остановка.  Першин
вдоль  забора  дошел  до  проходной,  молодой  охранник  с  бляхой  службы
безопасности на груди спросил у него пропуск и не пустил, послал звонить.
     Андрей позвонил администратору, которая известила Лизу, и та вместе с
дочерьми прибежала стремглав, сунув охраннику красную картонку.
     Першин сразу  заметил,  как  переменилась  Лиза.  Могло  сдаться,  ее
оставили заботы, тревоги, волнения, беспокойные  мысли,  что  докучали  ей
каждый день. Здесь,  в  Бору,  прошли  ее  детство  и  юность,  стоило  ей
вернуться сюда, как прежний, забытый огонь воскрес в ней и разгорелся, как
костер на ветру; первому встречному довольно было беглого  взгляда,  чтобы
почувствовать его жар.
     Лиза вновь была весела, беззаботна, беспечна, в ней появилась  давняя
игривость, ожили и зажглись глаза, движения приобрели прежний  кураж:  тот
же невесомый летящий шаг, та же пленительная воздушная  поступь  -  даром,
что мать двоих детей.
     Но и  дочки  переменились  разительно:  из  рассудительных  серьезных
старушек они стали звонкими проказницами, шаловливыми игруньями,  лукавыми
и смешливыми; видно, здешний лес обладал таким свойством.
     Они бежали втроем, летели со всех ног, спешили, неслись, наполняя лес
звонким хохотом и криком. Они закружили, затормошили  Першина,  он  и  сам
вдруг почувствовал странную легкость, освобождение: исчезли гнетущие мысли
- унеслись, пропали, растаяли, забытый радостный праздник посетил его, как
бывало когда-то - давно, жизнь назад.
     В Бору, похоже, ничего не изменилось.  Все  так  же  очаровывал  лес,
пьянил воздух  и  радовала  беззаботная  жизнь.  Лиза  и  дочки  выглядели
счастливыми.
     В  Бор  по-прежнему  съезжались  сытые  уверенные  люди,   сверкающие
лимузины привозили под вечер и увозили на утро сановных ездоков;  к  концу
недели, в пятницу, заполнялись все номера, и можно было подумать, что  это
цветущая страна, в которой все сыты, счастливы и нарядны.
     Как раньше  угощала  кухня,  исправно  работали  массажные  кабинеты,
бассейн, сауна, теннисные корты, нравы и уклад оставались прежними  с  той
лишь разницей, что многие постояльцы обзавелись иностранными автомобилями,
в остальном все оставалось неизменным, и если нужен образец незыблемости и
постоянства в этом мире, вот он - Бор!
     Першин  внимательно  присмотрелся  к  выступающим  над   поверхностью
вентиляционным шахтам: под землей в Бору располагался  запасной  командный
пункт правительства и Генерального  штаба  -  огромный  бункер,  связанный
тоннелями  с  аэропортом  Домодедово,  подземным   городом   в   Раменках,
правительственными особняками  на  Воробьевых  горах,  Кремлем  и  другими
бункерами,  аэродромами  и  автострадами.  При  желании  альбиносы   могли

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.