Случайный афоризм
Необходимо иметь у себя дома, особенно когда живешь в деревне. (Гюстав Флобер)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проложенные под городом и ведущие за его пределы.
     Свои  ходы  альбиносы  умело  врезали  в  чужие  сооружения,  искусно
маскируя входные отверстия, так что обнаружить их можно было с трудом.
     Постепенно круг поисков сужался. Двигаясь от окраины к центру,  отряд
устраивал  под  землей  засады,  перехватывал  альбиносов  по  одиночке  и
группами, находил тайные ходы сообщений, однако  их  укрытия  отыскать  не
удавалось: те из альбиносов, кто не  смог  оторваться,  отстреливались  до
последнего и кончали с собой.


     ...весь день отряд рыскал под землей в том месте, где над Солянкой  и
Яузой высилась гора. Старые осыпавшиеся  ходы  соединяли  древние  соляные
погреба, в  которых  теперь  размещались  подземные  гаражи  и  склады,  с
подвалами Ивановского монастыря.  Отсюда  ползком  или  согнувшись  в  три
погибели можно было пробраться в подвалы ночлежек на Хитровке, те, в  свою
очередь, были связаны с идущими из Старых  Серебреников  ходами;  там,  на
задворках неказистых приземистых домов, можно было  найти  земляные  норы,
подкопы и выложенные  кирпичом  галереи,  ведущие  вглубь  горы.  Выше  по
склону, в парке стояли  корпуса  физико-химического  института,  подземные
лаборатории которого были упрятаны глубоко под землю  и  имели  свою  сеть
бетонированных ходов и коридоров.
     На другом берегу, в  Заяузье,  у  Котельников  начинался  раскидистый
Таганский холм. Обращенная  к  Яузе  сторона  именовалась  Швивой  горкой,
которую московское просторечие переиначило во Вшивую  горку,  склон  круто
поднимался в Гончары, где на большой глубине располагались огромные тайные
бункеры, соединенные  с  метро  и  с  поверхностью  в  ближних  и  дальних
окрестностях.
     Уходя от преследования, альбиносы разбивались на  мелкие  группы  или
рассыпались поодиночке в бесчисленных лазах и ходах;  выйдя  из  боя,  они
пробирались в места сбора, известные им одним; до сих пор непонятно  было,
где находятся их базы.
     Отряд  прочесывал  подземелья  на  берегах  Яузы.  Бирс  и  Ключников
работали в паре: обнаружив  противника,  они  преследовали  его,  пока  не
загоняли в тупик, откуда не было выхода. Но взять пленного не удалось пока
никому: в безвыходном положении альбиносы убивали  себя.  Першин  приказал
сделать засаду.
     Бирс и Ключников отыскали прокоп,  соединяющий  кирпичную  галерею  в
Старых Серебряниках с тоннелем метро, идущим под Яузой из Китай-города  на
Таганку, и залегли у развилки, где ход раздваивался.
     Это было мучительное задание. Погасив фонари,  они  лежали  на  сырой
земле - без движений, тая дыхание, и только фосфоресцирующие  стрелки  час
за часом отмеряли время в кромешной  темноте.  Да  еще  отдаленный  гул  и
тряска от проходящих вдали поездов докатывались глухо из нутра горы  через
равные промежутки времени.
     Они лежали, изнывая от скуки  -  ни  поесть,  ни  зажечь  фонарь  или
спичку; даже перекинуться словом было нельзя: окажись поблизости альбинос,
их обнаружили бы в тот же миг.
     И все же им повезло. Спустя несколько  часов  они  услышали  шорох  -
где-то, неизвестно где, из тишины прорезался посторонний звук.  Неуловимый
вначале, он стал яснеть и определился вскоре: то был звук  шагов.  Бирс  и
Ключников напряглись, обратившись в слух. Неизвестный двигался от  тоннеля
метро и был настороже: делал  несколько  шагов,  замирал,  выжидая,  потом
снова шагал и останавливался.
     Иногда он зажигал фонарь, чтобы осмотреться,  дальний  размытый  свет
падал из-за поворота; каждый из разведчиков видел  тогда,  как  блестят  в
сумраке глаза напарника. Они не знали, что их ждет и не  думали  об  этом:
все мысли были направлены на то, чтобы не прозевать момент.
     Незнакомец крался так чутко и так осторожно, что четче и  осторожней,
казалось, нельзя: шаг, еще шаг, еще один, остановка  -  полное  беззвучие,
немота.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.