Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он приближался. Они лежали,  напрягая  внимание,  стараясь  ничем  не
выдать себя. Незнакомец не дошел до поворота  несколько  шагов  и  застыл,
прислушиваясь. Стоять в полный рост здесь не удавалось, надо было  изрядно
пригнуться, и пока незнакомец выжидал, они слышали слабые,  едва  заметные
звуки;  шорохи,  шуршание  одежды,  дыхание  выдавали  в   темноте   чужое
присутствие.
     Прежде чем повернуть, он посветил  перед  собой,  но  едва  он  завел
горящий фонарь за угол, Ключников стремительно метнулся  вперед,  в  ноги,
подсек и опрокинул человека, вцепившись в него мертвой хваткой.
     Свои действия разведчики подолгу отрабатывали в зале, даже строили из
матов  норы  и  лазы,  чтобы  научиться  действовать  в  тесноте:  каждому
следовало точно знать свой маневр. И они тренировались до  седьмого  пота,
пока не научились все делать без ошибок.
     Включив фонарь, Бирс стремительно преодолел живой завал из двух тел и
отрезал незнакомцу путь к отступлению. Антон захватил  его  руки,  пытаясь
надеть наручники, но противник попался  им  очень  сильный,  скрутить  его
стоило большого труда: уже в наручниках, он продолжал бороться  и  пытался
встать.
     Они бросили его на спину и прижали, наведя в упор фонари.  Незнакомец
слепо щурился на ярком свету.  Бирс  глянул  и  обомлел:  на  земле  лежал
Хартман. И Ключников, приглядевшись, понял, что знает этого  человека:  то
был долговязый американец, с которым Аня строила баррикаду.
     - Стэн?! - очумело воскликнул Бирс. - Вы с ума сошли!  Как  вы  здесь
оказались?!
     - Может, вы снимите с меня наручники? - хмуро предложил Хартман.
     Ключников отомкнул замки, Хартман лежа  на  спине  пальцами  растирал
запястья.
     - Мы вполне могли вас угробить, - с досадой признался Бирс.
     - Это было бы большой ошибкой  с  вашей  стороны,  -  Хартман  тяжело
поднялся на ноги.
     - Скажи, что ему повезло, - произнес Ключников, а Бирс перевел.
     - Большое спасибо, господа, - сердечно поблагодарил их Хартман.
     Он сделал как раз то, против чего его предостерегал Першин:  пустился
на поиски в одиночку. Со слов Бирса он знал, где Джуди исчезла,  на  такси
подъехал к дому Бирса и спустился в подвал.
     Перед этим ему пришлось затратить немало усилий, чтобы избавиться  от
слежки. За ним присматривали, но в первые после  путча  дни,  когда  толпа
осадила  штаб-квартиру  госбезопасности  на  Лубянке,   секретные   службы
затаились и работали вяло; Хартману удалось уйти от наблюдения.
     Спустившись в подвал,  он  стал  пробираться  в  сторону  центра.  Из
подвала Хартман проник в  тепловой  коллектор  под  Большими  Каменщиками,
потом используя вентиляционные колодцы  и  заброшенные  тюремные  галереи,
приблизился к Таганской площади. По пути  ему  попадались  полуразрушенные
непонятные  ходы,  своды  которых  в  любой  момент  могли  обрушиться   и
похоронить смельчака.
     Посвечивая фонарем, Бирс следил за  его  рассказом  по  карте,  делая
отметки карандашом.
     Таганская  площадь  под  землей  напоминала  слоеный  пирог:   помимо
станций, переходов и тоннелей метро под площадью и в ее окрестностях вниз,
горизонт за горизонтом, уходили бункеры связи и управления.  Холмы  удобны
для подземного строительства, по этой причине почти все  московские  холмы
широко  использовались  под  тайные  сооружения;  Таганский  холм  не  был
исключением.
     Не выходя на поверхность, Хартман обогнул бункер глубокого  заложения
в Гончарах и оказался в Котельниках. Швивая гора  позади  небоскреба  тоже
изрядно была застроена изнутри,  Хартман  нашел  выход  в  тоннель  метро,
прошел под Яузой и свернул в сторону Старых Серебряников, где углубился  в
лабиринт лазов и ходов. Так он попал в Подкопаево,  где  еще  в  древности
люди брали в карьере глину, и здесь Хартман нарвался на засаду.
     В это поистине нельзя было поверить. Бирс долго не мог отделаться  от

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.