Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Это тем более выглядело странно, что Бирс  помнил  другого  Хартмана:
самоуверенного, если не сказать - самодовольного, неизменно стремящегося к
первенству.
     Неужто  это   был   тот   самый   Хартман?   Не   ведающий   сомнений
Хартман-победитель, которого он знал? И неужели таким он был только там, у
себя, в Америке, а здесь, на этой земле он вдруг задумался о душе?



                                    20

     По шахтному телефону Бирс из тоннеля  позвонил  диспетчеру,  известил
его, где они оставят тело убитого. Он не стал докладывать о Хартмане,  все
равно того некуда было деть, приходилось брать с собой; диспетчер  передал
приказ командира: не выходя на поверхность, двигаться в сторону  Чертолья,
проверить по пути коммуникации и ходы сообщений.
     Не доходя до станции "Китай-город" они  свернули  в  Кулишки,  откуда
подвалами пробрались в Никитники. Здесь повсюду,  вплоть  до  Ильинки,  на
многих  уровнях  под   землей   располагались   хорошо   оборудованные   и
обустроенные  убежища  коммунистической  партии,  связанные  тоннелями   с
Кремлем и  Лубянкой,  однако  разведчики  направились  в  другую  сторону.
Глубокие, нескончаемые склады старинных торговых подворий на Варварке и  в
Рыбном ряду напоминали подземный город: в двух уровнях, одна  под  другой,
тянулись длинные галереи с каменными сводами и высокими арками, от которых
в стороны уходили двухэтажные переулки.
     Приходилось быть начеку. Бирс  и  Ключников  настороженно  озирались,
освещая сильными фонарями бесконечные аркады, проемы,  каменные  столбы  и
колонны. Пахло сыростью, гнилью,  луч  фонаря  то  и  дело  выхватывал  из
темноты горы мусора.
     - Здесь мог получиться прекрасный торговый центр, - заметил  на  ходу
Хартман. - Туристы обожают такие места.
     Антон перевел его слова Ключникову.
     - Кто о чем, а вшивый о бане, - усмехнулся Сергей.
     - Ты напрасно. Он бы живо навел здесь порядок, - возразил Антон, зная
твердо: уж кто-кто, а Хартман наверняка превратил бы это место в  рай  для
туристов.
     В Зарядье разведчики обошли  стороной  расположенный  под  гостиницей
гигантский  бункер  глубокого  заложения.  По  сведениям,  которые  Першин
оценивал как недостоверные слухи, посредством транспортного тоннеля бункер
сообщался с расположенным неподалеку от Можайска подземным штабным центром
военно-морского флота.
     Из Зарядья давний полузасыпанный ход вел к  церкви  Покрова  "что  на
рву", можно было попытаться проникнуть в церковный подвал,  откуда  другой
ход вел в Кремль, но разведчики решили, что  риск  слишком  велик:  ход  в
любой момент мог обвалиться.
     Кирпичная галерея привела их в обширные склады под верхними торговыми
рядами. Здесь разведчики  с  немалым  трудом  нашли  коридор,  соединяющий
подземную систему с тоннелем, идущим от Старой площади в Кремль.
     В  подземельях  Кремля  ничего  не  стоило  заблудиться.  Современные
секретные объекты опускались, похоже, к центру  земного  шара,  во  всяком
случае, чтобы добраться вниз, следовало горизонт за горизонтом  преодолеть
не одну сотню метров глубокой шахты. Бетонные штреки, тоннели  и  коридоры
во всех направлениях прорезали подземное пространство,  задевая  старинные
ходы и погреба, вспарывая древние арсеналы, тайники и колодцы.
     Изрядно проплутав, разведчики у основания Боровицкого холма выбрались
к подземному руслу Неглинки, откуда рукой подать было до Чертолья.
     Ведя поиск, отряд от Земляного города  или  Скородома,  ограниченного
Садовым кольцом, постепенно приблизился к Бульварному кольцу.  Пройдя  под
землей Охотный ряд, Воздвиженку, Арбат и Остожье,  они  вышли  к  исходным
рубежам: теперь поиски следовало вести  между  Знаменкой  и  Пречистинским

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.