Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проходили по одному,  выставив  охранение,  и  стоило  заметить  что-то  -
движение или тень, поливали огнем  подозрительное  место,  а  в  помещение
бросали гранату и врывались следом.
     Это был невероятный, зарывшийся в землю город, о котором никто ничего
не знал. Десятки лет существовал он тайком от всех - за полвека  он  ничем
не выдал себя, погребенный заживо в глубине земли.
     Тоннели и штреки  вели  в  огромные  машинные  залы,  электростанции,
насосные, в казармы, в большие, похожие на вокзалы,  склады,  в  сумрачные
хранилища, уставленные металлическими баками.
     Бирс и Ключников подорвали  герметичную  дверь,  сразу  после  взрыва
прыгнули в клубы  пыли  и  дыма,  пробежали  какие-то  отсеки  и  застыли,
напряженно озираясь и держа пальцы на спусковых  крючках.  Но  было  тихо,
пусто,  безлюдно,  только  пыль   после   взрыва   медленно   расходилась,
заволакивая емкое помещение, похожее на ангар.
     Под округлым сводом вполнакала горели слабые лампочки, с  расстоянием
свет слабел, превращаясь в мутный полумрак. Вероятно, это  была  столовая:
от стены к стене рядами тянулись  столы.  Бирс  и  Ключников  разошлись  в
стороны и медленно, изготовив  оружие,  обходили  зал  вдоль  стен.  Пахло
гарью, бетонным крошевом, зыбкая, неустойчивая тишина висела в задымленном
пространстве. В углу  послышалась  слабая  возня,  из  полумрака  раздался
выстрел. Ключников почувствовал сильный удар в грудь, который сшиб  его  с
ног. К счастью, бронежилет выдержал, исподняя гидроподушка развела удар по
поверхности и ослабила контузию.
     Это был выстрел, что называется, в упор: притаившись, стрелок целил в
грудь, однако сорокаслойный  дюпоновский  кевлар,  простеганный  титановым
кордом, выдержал пистолетную пулю, Ключников  упал  и  лежал,  оглушенный,
чувствуя боль в груди.
     Едва прогремел выстрел, Бирс дал очередь на звук, прыгнул в сторону и
пустил еще одну очередь. Ответных выстрелов не последовало. Бирс, выставив
автомат, осторожно подкрался к тому месту, откуда стреляли.
     В углу, привалясь к стене, сидел альбинос. Автоматная очередь прошила
его насквозь, и  теперь  он  беззвучно  истекал  кровью.  Глаза  его  были
открыты, в них держалась тихая печаль и томление, безропотно, как  усталый
путник, уходил он из жизни. Альбинос сидел в луже крови, рядом  с  ним  на
полу лежал пистолет.
     Морщась от боли  в  груди,  Ключников  поднялся  и  тряхнул  головой,
приходя в себя после  контузии.  Увидев,  что  он  поднялся,  альбинос  не
поверил, глаза его удивленно расширились.
     - Нет, - убежденно покачал он головой. - Не может  быть.  Я  попал  в
него.
     Ключников ногой отодвинул пистолет, чтобы стрелок не дотянулся.
     - Я попал в тебя, - сказал ему альбинос.
     - Попал, - подтвердил Ключников, потирая ладонью ушибленное место.
     Лужа крови под стрелком медленно растекалась, но он не замечал или не
обращал внимания.
     - Я попал в него, - повторил он Бирсу капризно, словно тот не верил.
     - Попал, попал, успокойся, - оборвал его Бирс.  -  Скажи  лучше,  где
бункер?
     - Не-е-т... - заикаясь, усмехнулся стрелок с легким злорадством. - Не
скажу.
     - Ну и зря. Перебьем вас, что хорошего?
     - Не скажу, - повторил альбинос.
     - Не говори, - легко согласился Бирс. - Сами найдем.
     Он подозвал Хартмана, тот приблизился и остановился.
     Стрелок внимательно, не отрываясь, смотрел на них, переводил глаза  с
одного на другого, взгляд его твердел, становился пристальным и жестким.
     - Предатели! - неожиданно сказал он со злостью. - Все предали!
     Глаза его побелели, наполнились странным светом - то ли гнева, то  ли
ненависти. Ключников подумал, что  альбинос  похож  на  Бурова:  такие  же
белесые волосы, такое же бледное лицо, но главное - те  же  белые  горящие

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.