Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                                    21

     Получив донесение, Першин приказал выставить охрану, чтобы  альбиносы
напоследок не  расправились  с  пленниками.  Он  поинтересовался,  как  им
жилось, они рассказывали наперебой.
     Всех живущих наверху альбиносы определили в  предатели.  Лишь  здесь,
внизу, чтились идеалы, завещанные вождями, лишь здесь хранили  верность  и
блюли чистоту, лишь здесь жили по ним и за них  умирали.  Живущих  наверху
альбиносы намеревались перевоспитать, неподдающихся - уничтожить.
     Своей жизнью альбиносы гордились: каждый день  они  без  устали  рыли
землю,  занимались  военной  и  политической  подготовкой  и  каждый  день
проводили собрания, на которых все говорили, как плохо,  как  ужасно  жить
наверху и какое счастье жить в бункере.
     - Что ж, они построили, что хотели, - сказал Першин. - Как раз то,  о
чем все мечтали.
     Бирс расспросил пленниц: Джуди до последнего дня находилась вместе со
всеми, накануне освобождения ее увели, больше ее никто не встречал.
     В поисках Джуди Бирс и Ключников обходили одно помещение  за  другим.
Хартман увязался за ними; после происшествия в тоннеле,  где  он  едва  не
погиб, прогнать его они не смогли.
     Втроем они забрели  в  увешанное  трубами  и  заставленное  баками  и
цистернами машинное отделение, где гудели старые насосы  и  компрессоры  и
мелко дрожали стрелки допотопных манометров.
     Приходилось соблюдать осторожность. Здесь полным-полно было  укромных
мест,  где  могла  таиться  засада:  ничего  не   стоило   схорониться   в
бесчисленных  закутках,  тупиках  и   отсеках,   соединенных   переходами,
мостиками и лестницами.
     Подстраховывая друг друга,  они  с  автоматами  наперевес  поочередно
выдвигались вперед,  проходя  открытые  участки,  внимательно  осматривали
сумрачные  углы,  забирались  в  заброшенные  темные  помещения,  освещали
фонарями глухое цокольное  пространство  под  насосами  и  черную  пустоту
всевозможных емкостей и резервуаров.
     Как ни старались, они нигде никого не нашли. Даже следов,  что  здесь
кто-то есть, не было, хотя ощущение опасности и чужого присутствия  внятно
угадывалось в пространстве; по мере движения ощущение то  усиливалось,  то
слабело, но не исчезало.
     Опасность отчетливо понималась повсюду, и похоже, исходила  сразу  со
всех сторон; они ощутимо улавливали ее, и потому  нельзя  было  дать  себе
передышку или расслабиться хоть на миг.
     Обойдя все и осмотрев, они добрались до  огромных  баков,  опоясанных
металлическими трапами и маленькими площадками  из  прутьев.  Стараясь  не
шуметь, Бирс и Ключников осторожно поднялись наверх. Баки  были  заполнены
водой, гладкая ее поверхность неподвижно  темнела  в  широких  горловинах.
Ключников сунул руку, зачерпнул горсть воды, понюхал, попробовал на язык.
     Это была обычная вода, запас на случай осады  или  для  других  нужд;
резервуары, вероятно, выполняли роль водонапорных башен и особого интереса
не представляли. Разведчики собирались уже спуститься, как вдруг Ключников
тронул Бирса и молча показал  глазами  на  воду:  снизу,  из  глубины,  на
поверхность поднимались пузыри.
     Хартман наклонился над  горловиной,  потом  сунул  голову  в  воду  и
застыл, всматриваясь пристально в непроницаемую темноту.
     - Нужен акваланг, - сказал Ключников, а Хартман понял без перевода  и
отрицательно покачал головой.
     - Я так нырну, - предложил он, Бирс перевел ответ.
     - Он что, спятил? - пожал плечами Ключников. - Не хватает, чтобы  его
утопили.
     - Он нырнет, - подтвердил Бирс.
     Хартман принялся торопливо раздеваться и вскоре был готов. Бирс отдал
ему свой ремень, к которому прикрепил  нож,  Хартман  надел  ремень,  взял

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.