Случайный афоризм
Сила магнита передается от железа к железу подобно тому, как вдохновение музы передается через поэта чтецу и слушателю. Платон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мешком.
     Узников всюду водили строем. Иногда от них  требовали  чеканить  шаг:
начальникам почему-то очень нравилось, когда марширующий строй,  как  один
человек, общим ударом твердо ставил ногу. При этом они,  похоже,  хмелели,
глаза их увлажнялись, в них загорался странный восторг.
     Дважды в неделю пленников строем водили  на  собрания  гарнизона.  На
закрытые собрания, которые  проводились  каждый  день,  их  не  допускали,
открытые собрания считались как бы поощрением.  Начальники  были  уверены,
что таким образом они выражают доверие, которое побуждает людей к подвигам
и борьбе. Начальники свято  верили,  что  само  присутствие  на  собраниях
перекует заблудших, вернет им идеалы и  устои,  превратит  в  сознательных
членов общества.
     Начальники вообще были убеждены, что общие  собрания,  чтение  трудов
вождей и земляные работы - все это  способно  творить  чудеса:  сплачивать
людей и делать из них единомышленников.
     Судя по всему, у них в голове не укладывалось, что труды вождей могут
кому-то  прийтись  не  по  вкусу,  собрания  вызовут  скуку  и  досаду,  а
землекопные работы - отвращение и протест. Такого просто не могло быть,  а
если и случалось, то это было попрание святынь и  подлежало  безжалостному
искоренению.
     Некоторые собрания вызывали все  же  любопытство  -  те,  на  которых
решалось создание семьи. Брак в гарнизоне  был  наградой  за  политическую
грамотность, за успехи в копке земли и боевой  подготовке.  Кандидатов  на
брак обсуждали  порознь,  словно  они  вступали  в  какую-то  организацию,
уклониться от обсуждения никто не имел права, как и выразить несогласие  с
решением собрания; собственная инициатива или шашни на стороне пресекались
и строго наказывались.
     Белесая охранница терпеть не могла  пленниц.  Джуди  приводила  ее  в
ярость.
     - Ничего, ничего, скоро будет приказ! Я сама, своей рукой...  всех  в
расход!  А  эту  американку...  эту  капиталистическую  шпионку...  -   от
ненависти охранница начинала задыхаться. - Мне на  нее  даже  пулю  жалко!
Слишком легко для нее. Я штыком! Штыком! Пусть долго издыхает, медленно!
     Молодой охранник молчал, уставясь на  Джуди  пристальным  неподвижным
взглядом.
     Гарнизон жил по жесткому распорядку, каждый шаг был расписан заранее,
все знали, кому чем заняться в любую минуту.
     Когда Джуди доставили вниз, ей назначили  дознавателя  -  старика  из
первого поколения. Он сразу определил ее в шпионки по причине  иностранной
принадлежности; она не смогла ничего ему объяснить.
     Бирс  отчетливо   представил   ее   растерянность,   испуг,   немоту,
беспомощность, невыносимое кромешное одиночество - ведь она даже не  могла
перекинуться ни с кем словом. Джуди не понимала, чего от нее  хотят,  лишь
смотрела затравленно, когда на нее кричали.
     К счастью, среди пленниц нашлись знающие язык,  с  их  помощью  Джуди
кое-как стала объясняться с охраной и следователем. Старик утверждал,  что
американские капиталисты послали Джуди выведать подземные секреты, по этой
причине она заслуживает смертной казни, но ее помилуют, если  она  откроет
американские секреты и согласится работать на подземный гарнизон.
     Это было нелепо и было смешно, если б не было страшно.
     Судя по всему, альбиносы добивались, чтобы их боялись. Они  помышляли
о власти, а власть давал страх. И надо сказать, они  своего  добились:  их
боялись.
     Их боялись в  Москве,  страх  перед  ними  был  сродни  страху  перед
аллигатором, к примеру, так, вероятно,  боялись  когда-то  большевиков,  а
позже их последышей: то был тяжелый, удушающий,  не  поддающийся  рассудку
страх перед тупой жестокой силой, которой нельзя ничего объяснить.
     Джуди страдала: ее окружал абсурд, нелепый  мир,  непостижимая  чужая
планета, на которую ее неведомо как занесло. Все, что происходило  вокруг,
было лишено всякого смысла.  Это  был  полный  бред,  несуразность,  вывих

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.