Случайный афоризм
Написать книгу - это всегда в некотором смысле уничтожить предыдущую. Поль Мишель Фуко
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Поверхность представлялась им адом кромешным. То, что им внушили, что
они знали понаслышке, страшило. На поверхности царил хаос, человек там был
беспомощным ребенком, брошенным  на  произвол  судьбы.  Наверху  все  были
предоставлены сами себе,  никто  о  них  не  думал,  не  заботился:  самим
следовало печься о жилище и одежде, самим добывать  хлеб  насущный,  самим
думать о  будущем  и  растить  детей.  Все  было  неопределенным,  зыбким,
непредсказуемым, а потому - страшным.
     Что ж, бывший заключенный, отбыв срок, боится  выйти  на  свободу.  А
разве служивый человек не боится оказаться вне  армии  -  в  беспорядке  и
непредсказуемости гражданской жизни?



                                    23

     За недели, проведенные под землей,  Джуди  многое  поняла.  Это  была
особая школа, ускоренный курс. Джуди сопротивлялась, как могла:  молилась,
вспоминала дом, книги, друзей, работу,  Голливуд,  занятия  спортом,  свои
романы, а главное - Антона, наверняка он искал ее  -  она  была  убеждена,
искал, чтобы спасти.
     Джуди приучила себя терпеть голод, спать  на  нарах,  обходиться  без
белья, мыла и шампуня, без комфорта, к которому она привыкла. Она  училась
копать землю, но больше делала вид, что копает,  да  и  вообще  надо  было
научиться притворству, чего она никогда не умела; здесь в этом заключалась
борьба за выживание. Так уж повелось, что люди, живущие под властью  одной
идеи, должны уметь притворяться, иначе им не выжить.
     И все же Джуди не вынесла бы этого существования, не выдержала  бы  и
двух недель, не приди ей на помощь другие узницы. Они жалели  ее  и  учили
всему, что дается долгой неволей  -  множеству  ухищрений,  которые  знают
опытные заключенные.
     В особенности Джуди сблизилась с двумя женщинами, знающими английский
язык. Впоследствии она вспоминала о них с нежностью и думала, как  повезло
ей на подруг: то была настоящая удача, послание небес.
     Маша  была  молодой  утонченной  женщиной  с  изысканными   манерами,
филологом по образованию. Вера отличалась крупным телом, физической силой,
громким голосом и  грубоватым  обращением.  Она  заведовала  хозяйством  в
посольстве, английский язык понимала, но говорила с трудом.
     Маша знала язык в совершенстве. На староанглийском она  в  подлиннике
читала Шекспира, наизусть знала стихи Вудсворта и  Китса,  и  она  назвала
Джуди многих американских писателей,  о  существовании  которых  Джуди  не
подозревала.
     Но не это было ее особенностью. Она обладала редким талантом, который
высоко ценится в России: Маша виртуозно ругалась матом.
     После объяснений с ней белесая охранница, которую звали Сталена,  что
означало - Сталин-Ленин, приходила в бешенство и так  истошно  орала,  что
все опасались, как бы ее не хватил удар. Сама  Маша  никогда  не  повышала
голоса, всегда была предельно вежлива и корректна.
     - Ты, Сталена, - блядь, - говорила она тихо,  но  так  проникновенно,
как будто поверяла самое сокровенное. - А если учесть, что в  твоем  имени
еще двое, ты блядь в кубе. Целая блядская компания. Никогда не думала, что
в одном человеке может быть столько блядства. Поздравляю тебя!
     - Ох, Машка, не сносить тебе головы! - ужасалась Вера и обращалась  к
Джуди. - Не слушай ее, девка.  Ты,  главное,  помалкивай,  держи  язык  за
зубами, - говорила она по-русски, а по-английски могла лишь произнести.  -
Надо молчать!
     Когда Сталена особенно свирепствовала и приходила в исступление, Вера
не на шутку боялась за Машу:
     - Что ты на рожон лезешь? Слышала, что она тебе сулит?
     - Будет приказ, нас всех прикончат. А пока нет приказа, эта стерва не
посмеет, у них строго, - отвечала Маша, которая не могла отказать  себе  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.