Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сама в этом убедилась или, по крайней мере, ей это доподлинно известно.
     Суд удалился, охранник повел узниц в тюрьму.
     - Died? - тихо спросила Джуди, вокруг нее все подавленно  молчали,  и
она повторила вопрос. - Died? But why? [Смерть? Смерть? Но почему?]
     Ей не ответили, она как-то сразу отстранилась от всех, отделилась,  в
ней появилось что-то нездешнее, какая-то отрешенность, и Джуди  удалялась,
удалялась, хотя оставалась рядом, и ее можно было коснуться рукой.
     - Когда? - спросила Маша у охранника.
     - Сегодня, - ответил он хмуро.
     - Кто?
     - Кому прикажут.
     - Любой?! - не поверили пленницы. - Неужели  любой?!  А  если  кто-то
откажется?
     - Его казнят.
     В гарнизоне не было палача, назначить могли любого, никто  не  вправе
был отказаться. Да, исполнить  приговор  обязан  был  всякий,  кем  бы  ни
приходился  ему  осужденный.   Такие   поручения   даже   поощрялись   как
свидетельство преданности  идее.  Если  у  осужденного  были  в  гарнизоне
родственники или друзья, казнь старались поручить именно им.
     Появился конвой, Джуди поставили  перед  строем  и  объявили  приказ:
исполнить приговор поручалось охраннику, который стерег пленниц.  Все  тут
же - весь строй  -  повернули  головы  к  нему,  словно  им  дали  команду
"ровняйсь!": молодой охранник окаменел и стоял ни жив, ни мертв.
     Понятно было, почему выбор пал на  него:  в  своих  доносах  Сталена,
видно указала на его интерес к американке.
     Конвой повел пленниц в  тюрьму,  охранник  вместе  с  Джуди  и  двумя
сопровождающими направился в дальний штрек, где исполнялись приговоры.
     Бледная, обливаясь слезами, Джуди рассказывала, что с  ней  произошло
вчера. Одной рукой Бирс обнимал ее за  плечи,  другой  гладил  ей  волосы.
Сейчас она переживала все заново - тот страх, то отчаяние и  ту  слабость,
которые одолевали ее вчера.
     Ее долго вели длинными бетонными  коридорами,  спускали  все  ниже  с
горизонта на горизонт. Наконец они пришли в нижний коридор, Джуди  увидела
стальную тяжелую  дверь,  один  из  сопровождающих  долго  вращал  штурвал
герметичного запора, пока ее открыл. За дверью  оказался  глухой  тупик  с
низким земляным полом;  дальняя  стена,  возле  которой  поставили  Джуди,
оказалась щербатой, Джуди поняла, что это следы пуль. Пахло свежей землей,
мягкий пол пружинил под ногами, вероятно, казненных здесь же  хоронили,  и
пол был копан-перекопан, став общей могилой.
     На стене  при  входе  висел  тусклый  фонарь  -  стеклянная  колба  в
проволочной оплетке; стоя у стены, Джуди подумала - это последнее, что она
видит в своей жизни: тусклый фонарь в проволочной оплетке.
     Она не переставая молилась и была как во сне, но  обостренное  ужасом
зрение цепко выхватило из сумрака окостеневшее от напряжения лицо конвоира
и деловито-озабоченные равнодушные лица сопровождающих.
     Джуди  оцепенело  стояла  у  стены.  Беспомощная,  покинутая   всеми,
беззащитная, она покорно ждала конца. Тоскливая черная пустота окружала ее
в этот скорбный час: ни близких, ни родных, ни единой  души;  тюремщики  и
конвой были не в счет.
     Невероятное одиночество, от которого сжималось все  внутри,  охватило
ее, тугая горестная печаль щемила сердце и закладывала дыхание.
     Джуди  ждала  выстрела,  как   вдруг   произошло   что-то   странное,
непостижимое. Охранник обратился к сопровождающим, те ужасно рассердились,
стали на него кричать, она поняла, что они ему угрожают, и вдруг он  навел
на них автомат, обезоружил и жестом приказал Джуди идти за ним.
     Она медлила, решив, что чего-то не поняла, а он нетерпеливо поторопил
ее, открыв дверь и держа сопровождающих под прицелом. Недоверчиво глядя на
охранника, Джуди медленно и оцепенело, вышла,  он  тотчас  закрыл  тяжелую
стальную дверь и второпях закрутил штурвал герметичности до отказа.
     Конвоир жестом показал Джуди, чтобы она поспешила, и пока они шли, он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.