Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

то и дело тревожно оглядывался и рукой подгонял ее - быстрей, быстрей!..
     Иногда он приказывал ей  остановиться,  а  сам  пробирался  вперед  и
проверял, можно ли пройти, и они шли дальше, замирая, когда слышали  чужие
шаги и голоса, - любой звук заставлял их таиться.
     Был момент, когда охранник  приказал  ей  лечь  и  лег  сам,  погасив
фонарь. Тесно прижавшись друг к другу, они неподвижно  лежали  в  темноте,
кто-то прошел совсем рядом - вооруженные люди, посвечивающие  перед  собой
фонарями.
     Иногда Джуди и охранник почти бежали, иногда осторожно крались. Джуди
задыхалась и едва могла двигаться, но терпела, понимая, что иначе нельзя.
     Он привел ее в какой-то подвал,  показал  лестницу,  которая  уходила
наверх и сказал одно слово: "Иди". Джуди поняла: он отпускает  ее,  а  сам
остается. Она сказала, что ему нельзя возвращаться, но он не понял,  тогда
она взяла его руку и потянула его за собой.
     - Let's go, let's go... [Пошли, пошли... (англ.)]  -  повторяла  она,
показывая жестами, чтобы он шел за ней, но он покачал головой, отказался.
     Джуди  настаивала,  вновь  и   вновь   повторяя,   что   ему   нельзя
возвращаться, он должен пойти с ней, он не двигался, лишь  печально  качал
головой и повторял одно слово:
     - Иди, иди...
     Она заплакала, понимая, на что он решился ради нее и что его ждет.
     - Let's go! - твердила она, и тянула его, тормошила, стараясь  увести
и отчаиваясь от своего бессилия.
     - Прощай, - сказал он - одно из немногих слов, которые она знала.
     Джуди стала медленно подниматься по лестнице, брела, оглядываясь,  он
стоял внизу, глядя вслед, а потом вдруг исчез: когда она в  очередной  раз
обернулась, его уже не было. Она даже не узнала его имени, чтобы  помянуть
в молитве.
     Плача, Джуди выбралась из подвала и, не  видя  ничего  от  слез,  как
слепая, пошатываясь, брела по улице под  удивленными  взглядами  прохожих,
пока не догадалась взять такси.
     Бирс ухаживал  за  ней,  словно  за  ребенком.  Он  понимал,  как  ей
досталось, и делал все, чтобы она поскорее забыла и пришла в себя.  Он  не
покидал ее ни на минуту: она боялась оставаться одна, страх,  что  за  ней
явятся вновь, не давал ей покоя.
     Хартмана после ранения отвезли в госпиталь. Ему предложили  отдельную
палату, но он отказался и попросил, чтобы его поместили вместе  с  раненым
альбиносом, которого он вытащил из воды.
     Хартмана прооперировали.  Бирс  справился  по  телефону,  узнал,  что
операция прошла удачно, но еще раньше Джуди известила Аню, та помчалась  в
больницу и, не раздумывая, стала исправной сиделкой.
     Спустя несколько дней Бирс и Джуди навестили Хартмана в палате.
     - Хай! - приветствовал их Стэн  и,  бледный,  обессиленный,  улыбался
кротко, сидя на хирургической кровати и опираясь спиной на подушки.
     - Здравствуй, Стэн,  -  ответила  Джуди,  и  вдруг  ее  словно  током
ударило: она вздрогнула и уставилась на лежащего у другой стены альбиноса.
     - Это он! - прошептала она чуть  слышно  и  всплакнула  слегка  -  на
радостях, что он жив, и в горести, что он ранен.
     На кровати лежал молодой  альбинос,  который  ее  спас.  Он  же  спас
Хартмана, и выходило, что Бирс ошибся: он надеялся, их  двое  в  подземном
гарнизоне - один спас Джуди, другой - Хартмана,  но  оказалось,  это  один
человек - один на всех.
     Наверное, его можно было определить  в  безумцы.  Таящийся  от  всех,
окруженный смертельной опасностью, без проблеска надежды,  замкнувшийся  в
себе, рискующий на каждом шагу, а главное  -  немыслимо  одинокий,  он  не
поддался стаду, его богам, и один - один! - противостоял  тупой  удушающей
силе.
     -  Спасибо  тебе,  -  Бирс  пожал  ему  руку.  -  Ты  сделал   что-то
невероятное!
     - What is your name? [Как твое имя? (англ.)] - спросила Джуди, а Бирс

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.