Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и погасил фонарь. В кромешной темноте ему  мнилось,  он  остался  один  на
земле. Тоскливая, как стон, боль ныла в груди и сквозила навылет:  понятно
было, что он похоронен заживо  и  теперь  обречен  на  долгую  мучительную
смерть.
     Его разбирал страх. Нет, Ключников никого не боялся, кто мог  тронуть
его, вооруженного до зубов? Но разве оружие, разве сила лишают нас  страха
и укрепляют дух?
     Страшное, пронизывающее насквозь одиночество, с которым  нельзя  было
совладать, обуяло его, он вдруг почувствовал себя маленьким,  беззащитным.
Он хотел заплакать - в детстве после плача всегда наступало  облегчение  -
но не смог, плач ведь тоже требует сил.
     Ключников даже молиться не мог  -  не  умел,  хотя  был  крещен.  Да,
бабушка позаботилась когда-то, отвела внука в Успенский собор на  Городке,
где священник крестил его, однако в семье все, кроме бабушки, были  лишены
религиозного чувства.
     С медового Спаса бабушка строго говела весь  двухнедельный  Успенский
пост. В Звенигороде, как повсюду, мало осталось таких, кто жил по русскому
обычаю и православному закону, как приличествует  человеку,  рожденному  в
вере.
     Сергей едва помнил наставления бабушки, в памяти  удержались  смутные
отрывки: на первый Спас, прозванный мокрым, отлетают  ласточки  и  стрижи,
падает  обильная  холодная  роса,  первая  малина   поспевает...   Бабушка
старалась передать ему, что знала сама, но тщетно - внук растерял.
     Ключников зажег фонарь и поводил им  вокруг,  определяясь:  массивные
опоры поддерживали тяжелый шатровый свод, узкие арочные  проемы  соединяли
одну палату с другой. Могло статься, это  были  остатки  Опричного  двора,
который  помещался  здесь  когда-то:  застенки,  каменные  мешки,  ледяные
погреба, казематы, пыточные камеры... Если так, то сколько людей  изнывали
тут от нещадной боли, томились в смертельной тоске,  мучительно  испускали
дух в пытках и в страхе ждали кончины -  страх  и  тоска  густо  пропитали
здесь стены и своды, настоялись за века в непроглядной черноте и  сочились
из-под земли, отравляя воздух Чертолья.
     Пошатываясь  от  усталости,  Ключников  тяжело  побрел  вдоль  стены,
обнаружил в ней каменные ступеньки, которые вели  наверх.  Поднявшись,  он
оказался в глубоком подвале разрушенной давно  церкви  [на  этом  месте  в
XVIII веке стояла церковь Николы, что в  Турыгине],  под  лучом  фонаря  в
разные стороны побежали крысы.
     Крутая деревянная лестница поднималась к решетке,  за  которой  лежал
укромный замкнутый дворик. Оступаясь, едва  держась  на  ногах,  Ключников
насилу выбрался наружу. Ему померещилось, он уже бывал здесь когда-то: под
деревьями у стены располагалась маленькая детская площадка,  узкая  темная
арка вела в соседний  двор-колодец.  Ключников  поозирался  и  не  поверил
глазам: это были задворки дома, в котором жила Аня.
     Построенный в начале века высокий доходный дом  нависал  над  двором,
как скалистый утес. Дом стоял в самом центре Чертолья позади Музея изящных
искусств и небольшого уютного парка с красивой обветшалой усадьбой  князей
Долгоруких, где разместилось нынче дворянское собрание.
     Так было угодно судьбе. Провидение снова привело его к этому  дому  в
неукротимом желании доказать, что от судьбы не уйти.
     Ночь была  на  исходе,  блеклый  рассвет  размыл  сумеречную  мглу  и
растекся повсюду, пролил на город тусклый утренний свет.
     Ключников с трудом дотащился до стены,  тяжело  опустился  на  землю.
Неимоверная усталость одолела его, сковала тело, и мнилось, что отныне  он
и пальцем не шевельнет.
     Он был невероятно грязен,  пороховая  гарь  въелась  в  кожу,  волосы
слиплись от пота, грязь и пот  пропитали  испачканную  землей  и  машинной
смазкой одежду.
     Ключников не знал, сколько  прошло  времени.  Он  услышал  поблизости
шаркающий звук метлы и очнулся: неподалеку женщина-дворник мела двор.  Она
заметила его, сидящего без сил на земле, и обмерла, глаза  ее  округлились

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.