Случайный афоризм
Если я с друзьями, просматривая сокровища древних мудрых мужей, которые они оставили нам в своих сочинениях, встретим что-либо хорошее и заимствуем, то считаем это великой прибылью для себя... Сократ
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проверки, минут через пятнадцать вернули.
     Едва Президент появился, творцы  по  давней  привычке  принялись  его
просить - кто о чем. Судьба культуры в России сейчас трагична, но  просьбы
выглядели неуместно: какие просьбы, страна над пропастью!
     Я вообще не  люблю,  когда  просят,  по  мне  заповедь  булгаковского
Мастера: не проси! Правда, мне по нраву и другие  заповеди:  Не  верь!  Не
бойся! Просителям я хотел  бы  напомнить  слова  другого  Президента:  "Не
думайте, что может сделать для вас Америка. Подумайте, что можете  сделать
для нее вы".  Это  произнес  Джон  Кеннеди  при  вступлении  в  должность.
Надеюсь, слова годятся и для России.
     Не выдержав обычного словоблудия, я  рискнул  подняться  на  трибуну.
Признаюсь, когда мне приходилось подниматься на ринг  или  спускаться  под
землю, волнение было меньше. В зале было полно телекамер, со  всех  сторон
торчали микрофоны; лица и объективы уставились  на  меня.  Хочу  вспомнить
свои слова - причину объясню.
     Тогда я сказал: "После второй мировой войны  состоялся  Нюренбергский
процесс над нацизмом. Наша общая ошибка в том, что после августа девяносто
первого не было суда над коммунизмом. Они тогда не смели  головы  поднять.
Но победа была упущена. После  Нюренберга  в  Германии  последовательно  и
планомерно  провели  денацификацию.  Мы   декоммунизацию   не   проводили.
Почувствовав безнаказанность, они стали наглеть. Они  всегда  наглеют,  не
получая отпор. Теперь мы расхлебываем последствия. Понадобился референдум.
Победив на референдуме, не упустите, Борис Николаевич, победу.  Иначе  все
повторится снова. Ради власти они пойдут на любую кровь".
     В зале стояла мертвая тишина, работали все телекамеры.  Я  продолжал:
"Над  своей  книгой  я  работал  тайком  больше  двадцати  лет.  В  романе
последователи Сталина строят светлое будущее. Под землей. Строят коммунизм
в отдельно взятом бункере. Мы семьдесят с лишним  лет  жили  в  бункере  и
строили под землей светлое будущее. Мы хотели загнать в этот бункер всех -
человечество, цивилизацию. Сейчас мы с  трудом,  с  муками  выбираемся  на
поверхность. На свет Божий. Но нас снова хотят загнать под землю.  Не  дай
Бог им это удастся".
     Я подарил Президенту книгу,  написал  несколько  слов  с  пожеланиями
мужества и силы духа. В газетах  были  напечатаны  подробные  репортажи  о
встрече, процитированы все выступления. Кроме моего. Ни одна газета словом
не обмолвилась. Полный молчок.
     И телевидение широко освещало встречу: выпуски новостей, репортажи...
Транслировали  речи,  просьбы...  Мое  выступление  было   старательно   и
тщательно  вырезано.  И  только  в  одном  репортаже  ИТА  (Информационное
телевизионное агентство) моя голова крупным планом заполнила кадр  в  виде
монтажной перебивки.
     Я спросил о причинах  умолчания  журналистку  одной  крупной  газеты,
давшей подробный  отчет  о  встрече.  "Не  хотели  разжигать  страсти",  -
ответила она. Однако страсти разгорелись и без меня.
     События первого мая, лета и октября показали,  что  страсти  горят  в
полный накал. И никогда еще тактика умиротворения террориста не  приносила
никому пользы. Напротив: поощряемый молчанием и уговорами,  он  расходился
во всю прыть.
     К сожалению, России не свойственно учиться на ошибках.  И  уж  совсем
непосильная для нее работа - делать выводы, извлекать уроки.  В  романе  я
сказал, что мы - альбиносы человечества. И  как  ни  горько,  исторический
опыт нам ничего не дает.
     К печали моей, октябрь девяносто третьего показал, что я был  прав  в
своих предостережениях. Уж лучше бы я ошибся. Толпы под  красными  флагами
вовсе не думали - разжигают они страсти или не разжигают: они делали  свое
дело.
     Едва я сошел с трибуны, ко  мне  приблизился  человек  из  командного
состава охраны (я часто вижу его по телевидению).
     - Как называется ваш роман? - спросил он.
     - "Преисподняя".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.