Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

заполнила окрестное пространство, плотно  заложила  уши,  и  казалось,  ее
можно тронуть на ощупь, коснуться рукой.
     Рождающиеся при ходьбе звуки - стук  шагов,  скрип  ремней,  звяканье
оружия, шуршание комбинезонов - не нарушали тишины и  не  распространялись
никуда, оставались на месте - там, где возникли.
     За минуту до спуска отряду сообщили по  рации,  что  в  метро  прошел
последний поезд.
     Скованными  старческими  движениями  проводник  снял  замок,  отворил
тяжелую скрипучую дверь и нашарил  при  входе  пластмассовый  выключатель;
линия, к счастью, оказалась под напряжением, в подземелье вспыхнул  мутный
электрический свет.
     Молочные плафоны в  проволочной  оплетке  висели  на  серой  шершавой
стене. Соединенные проводкой фонари  тянулись  вдоль  бетонного  коридора,
освещая узкий проход, своды и стальные, крашенные в серый цвет герметичные
двери с рукоятками и винтовыми запорами, словно на подводной  лодке  между
отсеками.
     За дверьми и впрямь могли оказаться  отсеки,  двери  вели  неизвестно
куда: то ли в соседние помещения, то  ли  в  новые  коридоры,  не  имеющие
конца. Вероятно, здесь была целая сеть подземных сооружений  -  загадочный
лабиринт, в котором повсюду могла таиться опасность.
     То,  что  опасность  существует,  они  поняли   сразу,   едва   стали
спускаться. Каждый из них ощутил потаенное чужое присутствие,  пристальное
внимание - не сказать, правда, откуда оно исходит.
     Предчувствовать опасность умел в отряде каждый. Это умение они обрели
на недавней войне, странной по своей сути: в отличие от всех войн, на  ней
не было фронта, опасность исходила сразу отовсюду.
     Предчувствие возникало без явного повода, необъяснимо и как  бы  само
по себе,  без  намека,  приметы  или  знамения.  Никакая  учеба,  маневры,
инструкции и наставления не могли  этому  научить:  чутье  опасности  было
присуще только  тем,  кто  прошел  войну.  Внутри  у  человека  как  будто
существовало особое устройство, которое не включалось без  надобности,  но
стоило  возникнуть  опасности,  оно  будило  тревогу;  обостренное   чутье
помогало на войне выжить и уцелеть.
     В отряде  войну  прошли  все,  это  было  решающим  условием  отбора.
Необстрелянным  отказали  сразу,  хотя  среди  них  попадались  подходящие
кандидаты: хорошие стрелки, владеющие холодным оружием и подготовленные  к
рукопашному бою. Но им отказали:  они  не  нюхали  пороха,  а  затея  была
слишком опасной, чтобы проверять их в деле.
     Все, кого отобрали, прошли войну -  странную,  причудливую  войну,  в
которой не было  победителей,  одни  проигравшие,  а  страна,  которая  их
послала, покрыла себя позором.
     И сейчас в них вновь  пробудилось  прежнее,  уснувшее  было  чувство:
ощущение близкой опасности, чужого пристального  внимания,  словно  кто-то
тайком наблюдал за ними сразу со всех сторон.
     ...детей не пускали в  школы,  отравленные  страхом  люди  испытывали
гнетущее чувство от постоянного изнурительного ожидания. Городские  власти
пытались успокоить население,  но  сами  были  растеряны,  лишь  бессильно
разводили руками и бормотали что-то невнятное.


     ...для первого спуска Першин отобрал  в  отряде  десять  человек.  Он
поговорил с каждым порознь в надежде понять, с кем предстоит идти -  внизу
разбираться будет поздно.
     Он расспрашивал их о войне, и тех, кому она нравилась или кто сожалел
о вынужденном и бесславном уходе из Афганистана, Першин отверг: бравым  он
не доверял, а глупцы не годились.
     В каждом из десяти отобранных в разведку он угадал горечь  и  досаду,
они ненавидели тупиц, пославших  их  на  войну,  бездарных  политиков,  их
партию, выживших из ума старцев, упитанных безмозглых  генералов,  которым
эта война была нужна; Першин разделял эту ненависть.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.