Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

контактный рельс подавали напряжение,  звуковая  и  световая  сигнализация
срабатывали  еще  раньше:  пора,  пора,  убирайся  восвояси,  уноси   ноги
подобру-поздорову.


     ...школу  Першин  закончил  в  Москве,  учился  прилежно,  каждый  из
родителей питал надежды, что  сын  пойдет  по  его  стопам:  мама-филолог,
папа-математик.
     О, горе, горе! - горе для семьи, сын приличных родителей математике и
филологии предпочел воздушный десант.
     Виной тому были американские фильмы: кассеты ходили по  рукам,  он  в
избытке насмотрелся их на квартирах одноклассников.
     Ах, как сокрушительны  эти  мускулистые  мужчины,  нет  им  равных  в
стрельбе, в драке, в благородстве, какая умопомрачительная жизнь,  не  то,
что унылое советское существование.
     В  Рязань,  где   находилось   воздушно-десантное   училище,   Першин
отправился на пароходе. Он мог добраться  поездом,  но  это  было  скучно:
душные переполненные вагоны и мешки, мешки - Рязань возвращалась с добычей
после удачного набега на Москву.
     Уже многие годы владимирские полки, суздальские  ратники,  смоленские
ополченцы и дружины из Калуги, Сергиева Посада,  Твери  и  прочих,  прочих
мест ходили на Москву, опустошая ее  почище  монгольской  конницы.  Соседи
ходили на Москву по той простой причине, что родная  держава  провиант  из
этих мест доставляла в столицу, и  чтобы  его  отбить,  жители  с  мешками
отправлялись в поход. Першин купил билет в  четвертый  класс,  без  места,
хочешь - в трюме, а хочешь - на палубе. Это было романтично для  домашнего
сосунка - ни угла, ни крыши над головой, он мнил себя бродягой,  искателем
приключений.
     Они отплыли  из  Южного  порта  в  Нагатине,  закатное  солнце  медью
отражалось в окнах уступчатых домов  за  Москвой-рекой.  Редкие  пассажиры
гуляли по палубе, одинокие женщины за неимением спутников заглядывались на
рослого юношу - блондин, верзила, косая сажень в плечах, румянец, кровь  с
молоком.
     События показали, что выбор транспорта он  сделал  правильно:  в  эту
ночь Першин лишился невинности. Одна из попутчиц увела его к себе в каюту,
Першин опомниться не успел, как все свершилось.
     Он  едва  не  сгорел  со  стыда:  "Так  ты  мальчик?!"  -  поразилась
партнерша, ему было стыдно за свою неловкость и неумение, и  потом,  после
он испытывал радость, что теперь он ровня приятелям, которые донимали  его
рассказами; да, теперь он был наравне со сверстниками и вместе с ними  мог
причислять себя к мужчинам. Першин  навсегда  запомнил  ту  ошеломительную
новизну, какая открылась ему  после  свидания,  но  вместе  с  тем  пришли
щемящее сожаление и опустошенность.
     Он запомнил ночную реку, ее лунную рябь,  неспешное  движение  судна,
плеск волны в борт, спящие деревни, далекие огни, старые,  подступающие  к
воде  заводы  Коломны,  их  причудливые  вековые   корпуса   из   кирпича,
закопченные стекла, за которыми полыхало и билось пламя вагранок.
     На исходе ночи они вошли в Оку. Рассветный туман стлался над водой, в
его разрывах появлялись и исчезали луга и  прибрежные  холмы,  по  берегам
стояли немые черные избы. Першин думал о том, как много он узнал  за  одну
ночь и как хорошо, что он уехал из дома: жизнь была внове и сулила новизну
впредь.
     В  Ташкент  капитан  Першин  прилетел  с  кабульского  аэродрома   на
самолете, который в действующей  армии  прозвали  "черный  тюльпан".  Руку
после ранения  взяли  в  гипс,  это  не  помешало  командованию  назначить
раненого капитана сопровождающим -  только  и  забот,  что  расписаться  в
накладной за груз: получил, сдал...
     Грузовой отсек заполнили до  отказа,  даже  крепить  груз,  чтобы  не
сдвинулся в полете, не  было  надобности:  гробы  стояли  тесно,  враспор.
Капитан всю дорогу не просыхал, сослуживцы снабдили выпивкой, а  иначе  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.