Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

контактный рельс подавали напряжение,  звуковая  и  световая  сигнализация
срабатывали  еще  раньше:  пора,  пора,  убирайся  восвояси,  уноси   ноги
подобру-поздорову.


     ...школу  Першин  закончил  в  Москве,  учился  прилежно,  каждый  из
родителей питал надежды, что  сын  пойдет  по  его  стопам:  мама-филолог,
папа-математик.
     О, горе, горе! - горе для семьи, сын приличных родителей математике и
филологии предпочел воздушный десант.
     Виной тому были американские фильмы: кассеты ходили по  рукам,  он  в
избытке насмотрелся их на квартирах одноклассников.
     Ах, как сокрушительны  эти  мускулистые  мужчины,  нет  им  равных  в
стрельбе, в драке, в благородстве, какая умопомрачительная жизнь,  не  то,
что унылое советское существование.
     В  Рязань,  где   находилось   воздушно-десантное   училище,   Першин
отправился на пароходе. Он мог добраться  поездом,  но  это  было  скучно:
душные переполненные вагоны и мешки, мешки - Рязань возвращалась с добычей
после удачного набега на Москву.
     Уже многие годы владимирские полки, суздальские  ратники,  смоленские
ополченцы и дружины из Калуги, Сергиева Посада,  Твери  и  прочих,  прочих
мест ходили на Москву, опустошая ее  почище  монгольской  конницы.  Соседи
ходили на Москву по той простой причине, что родная  держава  провиант  из
этих мест доставляла в столицу, и  чтобы  его  отбить,  жители  с  мешками
отправлялись в поход. Першин купил билет в  четвертый  класс,  без  места,
хочешь - в трюме, а хочешь - на палубе. Это было романтично для  домашнего
сосунка - ни угла, ни крыши над головой, он мнил себя бродягой,  искателем
приключений.
     Они отплыли  из  Южного  порта  в  Нагатине,  закатное  солнце  медью
отражалось в окнах уступчатых домов  за  Москвой-рекой.  Редкие  пассажиры
гуляли по палубе, одинокие женщины за неимением спутников заглядывались на
рослого юношу - блондин, верзила, косая сажень в плечах, румянец, кровь  с
молоком.
     События показали, что выбор транспорта он  сделал  правильно:  в  эту
ночь Першин лишился невинности. Одна из попутчиц увела его к себе в каюту,
Першин опомниться не успел, как все свершилось.
     Он  едва  не  сгорел  со  стыда:  "Так  ты  мальчик?!"  -  поразилась
партнерша, ему было стыдно за свою неловкость и неумение, и  потом,  после
он испытывал радость, что теперь он ровня приятелям, которые донимали  его
рассказами; да, теперь он был наравне со сверстниками и вместе с ними  мог
причислять себя к мужчинам. Першин  навсегда  запомнил  ту  ошеломительную
новизну, какая открылась ему  после  свидания,  но  вместе  с  тем  пришли
щемящее сожаление и опустошенность.
     Он запомнил ночную реку, ее лунную рябь,  неспешное  движение  судна,
плеск волны в борт, спящие деревни, далекие огни, старые,  подступающие  к
воде  заводы  Коломны,  их  причудливые  вековые   корпуса   из   кирпича,
закопченные стекла, за которыми полыхало и билось пламя вагранок.
     На исходе ночи они вошли в Оку. Рассветный туман стлался над водой, в
его разрывах появлялись и исчезали луга и  прибрежные  холмы,  по  берегам
стояли немые черные избы. Першин думал о том, как много он узнал  за  одну
ночь и как хорошо, что он уехал из дома: жизнь была внове и сулила новизну
впредь.
     В  Ташкент  капитан  Першин  прилетел  с  кабульского  аэродрома   на
самолете, который в действующей  армии  прозвали  "черный  тюльпан".  Руку
после ранения  взяли  в  гипс,  это  не  помешало  командованию  назначить
раненого капитана сопровождающим -  только  и  забот,  что  расписаться  в
накладной за груз: получил, сдал...
     Грузовой отсек заполнили до  отказа,  даже  крепить  груз,  чтобы  не
сдвинулся в полете, не  было  надобности:  гробы  стояли  тесно,  враспор.
Капитан всю дорогу не просыхал, сослуживцы снабдили выпивкой, а  иначе  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.