Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

землей центры управления и связи, бункеры для начальства,  комфортабельные
убежища, не говоря уже о целой системе транспортных тоннелей,  ведущих  из
центра Москвы на окраины и дальше, за город.
     Получив задание, Першин стал искать  людей,  способных  пролить  хоть
какой-то свет. Толком никто ничего не знал,  но  со  временем  из  слухов,
сплетен, разговоров и архивов стала складываться общая картина.
     Геологи, маркшейдеры, связисты угадывали некое соседство  -  обширные
пустоты,  металл,  вибрацию,  излучения,  источники  которых  таились  под
землей. Что-то существовало там, на большой глубине, какой-то скрытый мир,
не  просто  существовал,  а  жил  -  дышал,  нуждался  в  воздухе,   воде,
электричестве,  непонятное  движение  происходило  там,  и  какие-то  люди
исчезали и появлялись тайком от чужих глаз.
     Похоже, под  землей  существовала  сеть  тоннелей,  не  уступающих  в
размерах городскому метро. "Второе метро" - называли эту сеть собеседники,
название то и дело мелькало в разговорах, и выходило,  что  под  известной
системой метрополитена находится другая, секретная. Поверить было  трудно,
но старики, с которыми беседовал Першин, стояли на своем.
     - В сорок первом на ноябрьские праздники собрание проходило в  метро!
Там был Сталин! - запальчиво повысил голос  старик,  раздосадованный,  что
ему не верят.
     - Знаю. Это все знают, - подтвердил Першин. - Станция "Маяковская".
     - А прибыл он с охраной из тоннеля. До этого был в ставке.
     - Да, на Мясницкой. Желтый особняк, шесть  колонн,  наверху  мезонин,
фронтон. Перед зданием сквер, решетка...
     - А в подвале ход в тоннель и  на  станцию!  -  торжествующе  объявил
старик. - Есть еще ветка. Кремль - Внуково! И в Шереметьево!
     Першин слышал  об  этом  от  разных  людей,  многие  утверждали,  что
высокопоставленные лица неожиданно и загадочно возникают в аэропорту перед
отлетом самолета,  никто  не  видел  прибывших  машин,  кортежа,  свиты...
Однажды к Першину привели старика, который  рассказал,  что  в  молодости,
когда он был маркшейдером, строил тоннель из Кремля на  дачу  Сталина;  по
рассказу выходило, что тоннель  рассчитан  на  двустороннее  автомобильное
движение.
     Рыская по дворам, пустырям и задворкам в центре Москвы,  Першин  день
за днем открывал для себя замаскированные копры с подъемными  механизмами,
скрытую вентиляцию, складированное шахтное оборудование, упрятанные в дома
трансформаторы, от которых вниз уходили кабели.
     Подозрение вызывал Кривоколенный переулок, где рядом  с  домом  поэта
Веневитинова, у которого здесь бывал Пушкин, за железными  воротами  стоял
шахтный копер. Ход под землю существовал  и  в  Лучниковом  переулке,  где
высокий глухой забор с проволочной сеткой и сигнализацией ограждал  старые
таинственные дворы, дома и задворки.
     Тоннели  соединяли  глубокие  подземелья  на  Старой   площади,   где
располагались многочисленные бункеры коммунистической партии, с подземными
сооружениями Лубянки и Кремля.
     Першин проник в широкий, светлый, окрашенный  белой  эмалью  тоннель,
который проходил рядом с перегоном Кузнецкий мост - Китай-город: иногда по
ночам в тоннеле  метро  раздвигалась  ложная  стена,  из  залитого  светом
тайного тоннеля подходил мотовоз, принимал из метро загадочные  ящики  без
маркировки и уходил, медленно удалялся, исчезал в сверкающей белизне,  как
парусник в освещенном солнцем море. Стена въезжала на место, вновь  тускло
горели фонари, и нельзя было заподозрить, что рядом существует праздничный
чертог - подозревать было невозможно.
     Сокрушительное   впечатление   оставляли    многоэтажные    подземные
сооружения Лубянки, способные выдержать прямые попадания многотонных  бомб
и даже ядерный удар. Вся земля в центре была изрезана на  разных  уровнях,
весь огромный Сретенский холм, в междуречьи Неглинки и Яузы - один из семи
московских  холмов  был  пронизан  служебными  тоннелями   и   переходами,
связывающими огромные залы, бункеры, центры управления,  склады  и  прочие
помещения.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.