Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Челядь,  как  водится,  ненавидела  тех,  кому   служила.   Ненависть
рождалась из зависти - челядь, как никто, знает, чем владеют хозяева,  она
ненавидела их за то, что вынуждена им служить, и мечтала оказаться  на  их
месте.
     Время в пансионате текло неторопливо и безмятежно. По вечерам  черные
лимузины привозили начальников из Москвы, утром приезжали за  ними,  чтобы
отвезти на работу. Постоянно в пансионате жили преимущественно домочадцы -
жены, дети, бабушки с внуками... Подрастая, юная поросль постигала  законы
стаи: с кем знаться, откуда дует ветер, как повернуться... В  неторопливых
прогулках по аллеям, в бассейне, на теннисных  кортах,  в  сауне  решались
судьбы: устраивались карьеры,  слаживались  браки,  готовились  награды  и
назначения.
     Вести о том, что происходит за забором, долетали сюда, как  будто  из
немыслимой дали. Нет, в  каждом  номере,  у  каждого  постояльца  исправно
работал телевизор, библиотека получала множество газет, но это как  бы  не
имело отношения к жизни пансионата. Да, в мире что-то происходило, но  это
было где-то далеко, на другой планете, в другом измерении. Люди за забором
были  для  обитателей  Бора,  как  муравьи,  которые  копошатся  в   своих
муравейниках, без них нельзя обойтись, но лучше о них не знать, не думать;
пусть приносят пользу и не мешают жить.
     Непоколебимая тишина владела Бором изо дня в день, из месяца в месяц,
из года в год, и понятно было: так есть, так и останется впредь.
     Пансионат знал лишь одно исчисление времени: от еды до еды.  А  какая
там была кухня! Меню напоминало грезы чревоугодника. Чем беднее и голоднее
жила страна, тем вкуснее и обильнее кормили в  Бору,  потому  что  полнота
счастья познается в сравнении: настоящую радость  приносит  лишь  то,  что
есть у тебя и нет у других.
     Любитель поесть, Першин вспоминал изредка, как его  кормили  в  Бору,
однако чаще он вспоминал Бор совсем по другой причине: лес там был  утыкан
вентиляционными шахтами.
     Тоннель, соединяющий Москву с аэропортом Домодедово, имел ответвления
в Бор, где  под  землей  был  устроен  запасной  командный  пункт.  Бункер
соединялся с пансионатом,  мощная  система  жизнеобеспечения  держалась  в
постоянной готовности, обширные продуктовые склады регулярно обновлялись.
     В случае нужды тоннель можно было использовать для скрытой  эвакуации
номенклатуры из Москвы:  в  пансионате  удобно  было  переждать  тяготы  и
превратности смутного времени - войну, бунт, чуму, холеру...
     Бетонные стволы  шахт  сверху  прикрывали  четырехскатные  навесы  из
белого оцинкованного железа, доступ в шахту закрывали  решетки  с  люками,
вниз вели крутые металлические лестницы.
     Под землей  шахты  соединялись  горизонтальными  ходами,  по  которым
тянулись пучки труб, укутанные толстыми  чехлами  тепловой  изоляции.  При
желании  можно  было  под  землей  уйти  из  пансионата  и  выбраться   на
поверхность далеко в лесу.
     Близость аэропорта  Домодедово  была  удобна  для  срочного  бегства.
Однако на этот случай была  продумана  и  другая  возможность:  в  деревне
Астафьево,  неподалеку  от  Бора,  где  находилось   подсобное   хозяйство
пансионата, - фермы, поля  и  парники,  был  построен  тайный  аэродром  -
бетонная полоса, замаскированная деревьями и кустами.
     Нескончаемые  тоннели,  огромный  бункер  и  подземные  склады   были
рассчитаны на длительное  пользование,  сам  пансионат  был  построен  как
секретный объект, скрытый в лесу от чужих глаз. Ни  одна  дорога  не  была
здесь прямой, чтобы не  открывать  обзор  и  перспективу,  дороги  кружили
плавно и просматривались в лесу лишь на короткое расстояние - от  поворота
к повороту. И хотя  пансионат  располагался  на  холме,  его  нельзя  было
заметить ни с одной точки окрестностей:  здание  было  опущено  в  широкий
кратер посреди холма, густой лес закрывал его со всех сторон.
     Все плоскости - крыши здания и  пристроек  были  удобны  для  посадки
вертолетов,  однако  постояльцы  никогда  не  думали  о   бегстве.   Жизнь
пансионата казалась им незыблемой - на века. Страна воевала,  они  понятия

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.