Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

войну.
     Лейтенант как будто смирился, поник и вдруг быстро, как кошка  лапой,
цапнул телефонную трубку, но больше  ничего  не  успел,  трубку  отняли  и
положили на рычаг. Он  еще  пытался  заслонить  собой  дверь,  за  которой
тянулся длинный белый коридор. Першин отнюдь не хотел поднимать  панику  в
дежурных службах и потому лишь прошел коридор,  чтобы  убедиться,  что  он
ведет в приемную министерства на Мясницкой и в соседний штаб.
     - Кто такие?! Я доложу! Я доложу! - выкрикивал  лейтенант,  хотя  его
никто не слушал.
     Его можно было понять: из глубокого тыла он  неожиданно  оказался  на
передовой; мятый,  сонный,  растерянный,  он  не  знал,  что  делать,  все
инструкции разом вылетели из головы.
     - Вы из комитета? - с надеждой спросил лейтенант, и понятно было, что
он имеет в виду госбезопасность.
     - Мы сами по себе, - разочаровал его Першин.
     - Как?! - опешил лейтенант и недоверчиво вертел головой,  разглядывая
разведчиков:   каждый   ростом   под   потолок,   пятнистые   комбинезоны,
бронежилеты, укороченные десантные автоматы  АКМ,  гранаты,  баллончики  с
газом, ножи на ремнях...
     - Доложи, если хочешь, - предложил ему Першин.
     - Кому? - не понял лейтенант.
     - Министру.
     - Что доложить? - упавшим голосом спросил лейтенант.
     - Что хочешь.
     - А ты вообще на поверхности бываешь? Поднимаешься  иногда?  Или  все
время здесь торчишь? - ворчливо поинтересовался проводник. - Что в  Москве
происходит, знаешь?
     Они оставили  лейтенанта  в  глубокой  задумчивости.  Першин  не  был
уверен, что тот доложит о происшествии по начальству: караульная служба на
этом посту была предпочтительнее, чем Новая Земля или Чукотка.
     Поднявшись на платформу, разведчики разместились на мотовозе, который
их поджидал. Обратная дорога по встречному тоннелю заняла всего  несколько
минут, мотовоз высадил их и укатил в сторону Черкизово. Разведке следовало
поторапливаться, вскоре должны были дать напряжение в третий рельс.
     Поляков отомкнул замок и стоял, дожидаясь, у открытой  решетки,  пока
все пройдут в коридор. Разведчики один за другим поднимались по  железному
трапу, Першин  шагнул  последним  и  остановился  за  порогом  в  ожидании
проводника. Сквозь стук шагов ему почудился странный звук, которому он  не
придал значения: то был звук лопнувшей струны.
     Першин стоял  в  коридоре  и  ждал.  Никто  не  появлялся,  проводник
замешкался в тоннеле, Першин услышал стон  и  быстро  выглянул:  проводник
лежал ничком, подогнув ноги.
     - Ко мне! - крикнул Першин в глубину коридора и прыгнул в тоннель.
     Разведчики окружили его, изготовив автоматы, но стрелять не пришлось,
не было цели. Все  было  тихо,  спокойно,  горела  цепь  фонарей,  тоннель
оставался пустым и безлюдным. Першин нагнулся  к  проводнику:  в  спине  у
старика торчала массивная металлическая стрела.



                                    5

     Салатовый "фольксваген" въехал в захламленную  арку,  покачиваясь  на
ухабах, покатил мимо обветшалых, назначенных под снос домов, мимо  помоек,
загаженных детских площадок,  мусорных  баков,  сараев,  чахлых  деревьев,
гаражей, объехал громадный, разбросанный, нелепый  проходной  двор,  каких
полным-полно в центре Москвы, и поерзал  вперед-назад,  чтобы  приткнуться
возле неприметного облезлого строения.
     Антон Бирс был единственным, кто пришел в отряд сам.


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.