Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

- Если вы станете возле навозной кучи, я же не скажу, что вы ее автор!
     Антон наперед знал, что поплатится, но поделать  с  собой  ничего  не
мог. Ему добавили две недели строгого ареста, но он и впредь  не  в  силах
был совладать с гордыней, принесшей ему столько хлопот.
     Служить оставалось шесть месяцев, когда его вызвали в штаб.
     - Бирс, вы были альпинистом?  -  улыбчиво  поинтересовался  начальник
штаба, и Антон сразу почуял подвох: начштаба ко  всем,  кто  был  ниже  по
званию, обращался на "ты", неожиданная ласка была явно неспроста.
     - Альпинистом я никогда не был, - сдержанно ответил Бирс.
     - В личном деле записано, что вы горнолыжник.
     - Я катался в университете.
     - В горы ездили?
     - Ездил. Два раза.
     - Ну вот видите, а говорите, не альпинист.
     - Я на лыжах катался.
     - Какая  разница?  Горы  -  есть  горы.  Пришел  приказ:  альпинистов
отправить по назначению. Так что собирайтесь.
     Он сразу понял, что это означает: кто-то напоследок решил сделать ему
подарок. Бирс прислушался к себе, но странное дело: он был  спокоен,  даже
на прощание он ничего им не сказал - что толку?
     С некоторых пор он стал полагаться на  судьбу,  чему  быть,  того  не
миновать, и он учился смирению, как учатся читать  -  постепенно,  шаг  за
шагом, по буквам, по слогам...
     В  Афганистане  Бирс  пробыл  пять  месяцев.  К  войне  он  испытывал
отвращение, ненавидел тех, кто ее затеял, однако он не сожалел, что  попал
сюда: чтобы узнать, надо было пройти.
     Вернувшись, Бирс снова работал на телевидении и жил  прежней  жизнью,
но минувшие два года помнились постоянно, даже тогда, когда он не думал  о
них, не вспоминал: невозможно уже было жить так, словно  он  не  прыгал  с
десантного пандуса в ледяное море, не полз по мокрым  камням,  не  отбывал
наряды на кухне, не мыл гальюны и полы, не сидел  на  гауптвахте,  не  лез
ночью на скалы, чтобы к утру оседлать господствующую высоту  или  перевал,
не смотрел в глаза смерти и не видел, как убивают других.


     ...старик умер не приходя в себя. Стреляли из арбалета,  уйти  далеко
стрелок не мог. Разведчики рванули по тоннелю  в  сторону  Красных  Ворот,
осматривая на ходу все щели; гулкий топот кованых башмаков заполнил тесное
пространство.
     Першин понимал, что стрелок знает здесь все ходы, но выбора не  было:
времени оставалось в обрез, вот-вот  пропоет  сигнал,  замигают  фонари  и
вскоре в контактный рельс дадут напряжение, следом пойдут поезда, и задача
усложнится неимоверно, тут не то что искать, уцелеть бы.
     На проводника, конечно, охотились не случайно, без него  отряд  слеп.
Першин крыл себя последними словами: старик  перед  спуском  отказался  от
бронежилета, уговорить его капитан не смог.
     Он подозвал Бирса и Ключникова и приказал затаиться поблизости,  пока
отряд прочесывает тоннель.
     - Сейчас половина пятого, через час линию ставят  под  напряжение,  -
предупредил их Першин. - Если мы не вернемся, действуйте по обстановке.
     Беглым шагом разведчики двигались в сторону Красных Ворот, Першин  на
ходу отряжал парные патрули для осмотра боковых помещений - осмотрев,  они
бежали за остальными вдогонку.
     Впереди  была  уже  видна  станция,  когда  в  тоннеле  они   увидели
неприметную дверь,  замаскированную  под  тюбинг  -  ребристую,  округлую,
похожую на бортовую дверь самолета. Заметить ее  было  трудно  и  не  веди
разведка дотошного пристального осмотра, прозевали бы непременно.
     За герметичной стальной дверью горел  свет,  цепь  молочных  плафонов
тянулась по шершавой стене коридора. Открыв дверь,  разведчики  обнаружили
множество помещений, похожих на комфортабельные казематы: стало ясно,  что

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.