Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1600 году родился(-лась) Педро Кальдерон

В 1860 году родился(-лась) Антон Павлович Чехов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гости - на посиделки, как  выразился  он.  Сергей  стал  отнекиваться,  но
Федосеев не слушал:
     - Никаких отговорок. И не перечьте мне - решено! Разносолов не  сулю,
но русское застолье обещаю. Поехали!
     Рослый молчаливый юноша был при Федосееве телохранителем  и  шофером.
Они приехали в просторную квартиру в Замоскворечьи, куда вскоре  съехались
три десятка гостей.
     Федосеев опекал Ключникова и Галю, усадил их  рядом,  сам  наливал  и
потчевал. Он расспрашивал их о  родителях,  о  житье-бытье,  сокрушался  и
огорченно качал  головой,  сетуя  на  скудность  существования  и  падение
нравов.
     - Почему мы, русские, так бедны? - вопрошал он с досадой, озирался  -
все ли слышат? - заглядывал в лица, словно знал ответ, но  хотел  услышать
его от собеседников. - Ленивы? Бездарны? Не  похоже.  Не  верю!  Отечество
наше богато талантами. Отчего же другие живут лучше?
     - Евреи, - подсказал Буров, но Федосеев поморщился с  неудовольствием
- не встревай, мол, и Буров сконфуженно отступил.
     В табачном чаду среди шума, громкого гомона, звона  посуды,  смеха  и
суесловия Федосеев постучал  ножом  по  бутылке,  призывая  собравшихся  к
тишине, потом возвысил голос и зычно обратился к гостям.  Все  умолкли,  в
тишине стало слышно, как в бутылке под пробкой пузырится минеральная вода.
     - Дорогие друзья,  братья  и  сестры,  хочу  представить  вам  нашего
дорогого гостя Сергея Ключникова! Мы  приветствуем  его  и  надеемся,  что
вскоре он станет  полноправным  участником  нашего  движения.  -  Федосеев
выпил, все стали аплодировать,  многие  потянулись  к  Сергею  с  рюмками,
хлопали его по спине и плечам, а иные обнимали и целовали троекратно,  как
водилось в организации.
     Федосеев расспрашивал Ключникова, не  верил,  что  можно  прожить  на
стипендию, и огорчался явно, горевал, как близкий друг.
     - Поможем, поможем... - обещал он,  кивая.  -  Мы  своих  в  беде  не
оставим.
     Федосеев умолкал, погружаясь в раздумья, и очнувшись,  взирал  вокруг
проясневшими глазами, словно его внезапно осенила сокровенная мысль.
     - Суть не в том, что мы плохо работаем. Мы бедны, потому  что  отдали
свою судьбу  в  чужие  руки,  -  говорил  он  среди  многолюдного  гомона,
обращаясь с Сергею. - Ты посмотри на себя: молод, умен, красив!..
     Сергей засмеялся и, возражая, покачал головой.
     - Красив и умен, по глазам вижу, - настоял на  своем  Федосеев.  -  А
силы в тебе сколько! Так почему такие, как ты прозябают? Впроголодь, да  в
обносках? Родители, бедные, жилы из себя тянут, чтобы детей прокормить, из
кулька в рогожку перебиваются, - голос креп  на  глазах,  набирал  силу  и
вскоре вознесся над столом, покрыл сбивчивый гомон многолюдия.
     Вокруг все умолкли, обернули лица, и теперь лишь  один  голос  владел
общим вниманием.
     - Пора, пора, братья и сестры, пора нам брать  судьбу  в  свои  руки.
Пора!
     - Пора! - соглашаясь, кивали слушатели.
     - Хватит нам от кого-то зависеть, хватит! Хватит нам уповать на чужие
подачки, хватит!
     - Хватит! - подтверждали сидящие за столом.
     Надо отдать ему должное, Федосеев завораживал  слушателей.  Голос  то
падал до шепота, то разгорался, как костер на ветру, голос кружил голову и
убеждал помимо воли, развеивал по ветру робость и внушал силу. Было в  нем
что-то от древних пророков, от неистовых  проповедников  раскола,  которые
голосом умели вести людей за собой.
     Федосеев несомненно выделялся  среди  соратников,  его  слушали,  ему
верили. Вероятно, он мог повести толпу на подвиг или в огонь, но не всякий
умел понять, что сам он гореть со всеми не станет, и, обрекая других, себе
уготовил другую участь.
     Он был поводырем,  слушатели  сладостно  забывали  себя,  становились

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.