Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1938 году скончался(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

желанию, никто не догадывался, что направляет  их  умелая  рука.  Федосеев
между тем исправно являлся на конспиративные квартиры, где давал отчеты  и
получал инструкции.


     ...серое  утро  тихо  вползло  в  Москву.  Рассветный  туман  обложил
подножья московских холмов и осел в низинах - на Студенце,  в  Садовниках,
на Кочках и на Потылихе. Солнце растопило туман над холмами и отразилось в
окнах высоких домов в старом Кудрине, на Воробьевых горах,  в  Конюшках  и
Дорогомилове, в Котельниках, на Сенной  и  у  Красных  Ворот.  Просыпаясь,
город постепенно наполнялся гомоном и разноголосицей,  на  улицах  взбухал
городской гул - взбухал и катился из края в край.
     Страх, который всю ночь  сжимал  Москву,  отпустил,  но  не  исчез  -
затаился в урочищах и логах,  в  сумрачных  подворотнях,  в  подъездах,  в
глубоких подвалах и колодцах, откуда он выползал с наступлением темноты.
     Смутная тревога витала над Чертольем  по  обе  стороны  от  Волхонки.
Правильнее было сказать  -  Черторье,  название  шло  от  ручья  Черторый,
текущему прежде по Сивцеву  Вражку,  однако  на  язык  москвичам  легло  -
Чертолье, и привычка укоренилась.
     Место издавна слыло нечистым, тревога тянулась с незапамятных  времен
- дурная слава устойчива.  Задолго  до  прихода  христиан  возникло  здесь
языческое капище, дурная молва тянулась из века в  век.  Обширной  округой
вплоть до Никитской улицы владел Опричный приказ,  здесь  стояли  пыточные
избы и застенки, здесь томились в погребах сидельцы,  здесь  располагалась
усадьба Скуратовых и верный пес Малюта держал здесь двор  по  соседству  с
хозяином, царем Иваном IV, прозванным за нрав  Грозным,  который  поставил
усадьбу на холме в старом Ваганькове - на том месте, где стоял дворец  его
прапрабабки, великой  княгини  Софьи,  дочери  великого  князя  литовского
Витовта,  вышедшей  замуж  за  Василия  I,  сына   Дмитрия   Донского.   В
восемнадцатом веке на древних каменных подземельях вырос редкий по красоте
дом Пашкова, и случайно ли, отсюда обозревал Москву мессир Воланд?
     Невнятное беспокойство висело над изрезанными и  запутанными  дворами
Чертолья. Это был лабиринт  давних  построек,  лестниц,  террас,  галерей,
густых зарослей, тупиков, загадочных особняков, конюшен, каретных  сараев,
глухих затянутых плющом стен, мшистых каменных рвов; старые кирпичные дома
поднимались по склонам,  крыши  их  уступами  высились  одна  над  другой,
проходные дворы, сплетаясь, теснили друг  друга,  и  множество  извилистых
дорог вели в соседние околотки: на Знаменку, в  Антипьевский,  Колымажный,
Ваганьковский и Ржевский переулки.
     Молва, наделившая Чертолье  дурной  славой,  неизменно  указывала  на
древние подземелья. Уже в наше  время  очевидец  рассказывал  о  подземном
ходе, идущем от Храма  Христа  Спасителя  в  сторону  Неглинки  и  Кремля;
выложенный в рост человека белым известняком узкий сводчатый ход  вел  под
Ленивый торжок на Всехсвятской, названной так по церкви Всех Святых,  "что
на валу".
     Очевидец утверждал, что под Ленивкой сводчатая кровля растрескалась и
осыпалась, что тоже имеет объяснение: по Ленивке когда-то  ходил  трамвай.
На углу Ленивки и Лебяжьего переулка ход, по рассказам, раздваивался: одна
часть уходила за развилкой к Боровицкой башне Кремля, другая  -  в  старое
Ваганьково.
     Что ж, молва иной раз не есть вымысел, триста лет носит  имя  Лебяжий
переулок, хотя, казалось бы, какие лебеди? Но стояла, в  семнадцатом  веке
запруженная Неглинка, стояла на этом месте  Лебяжьим  прудом  и  отсюда  к
царскому столу подавали лебедей.
     Жители  первых  этажей  по  Лебяжьему  переулку  и  Ленивке  не   раз
обращались в ремонтные конторы, жалуясь на проваливающиеся часто полы, под
которыми открывались обширные подземелья. И в прежние времена  ясновидящие
зрили под землей по всему Чертолью ходы и  палаты,  как  видят  их  нынче.
Разумеется, можно отмахнуться, но как быть, если современные  сейсмографы,
ультразвуковые и  электромагнитные  локаторы  указывают  в  глубине  земли

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.