Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Записавшись в отряд,  Ключников  решил  съездить  в  Звенигород.  Был
будний день, после ошеломительной московской толчеи Звенигород умиротворял
медлительностью и тишиной. Ветер рябил воду на  Москва-реке  и  раскачивал
высокие корабельные сосны на прибрежных холмах.
     Родители были на работе, Галю Сергей  застал  дома,  она  дежурила  в
ночь, днем была свободна, и они, не раздумывая, уединились в сенном сарае.
Затворив дверь на щеколду, они привычно поднялись на полати. Под скошенной
кровлей висели душистые веники первотравья - дягиль, горицвет, дубровка  и
мать-и-мачеха, томительный запах кружил голову, как слабое вино.
     Сергей обнял Галю, от нее, как всегда,  исходило  ощущение  прохлады,
опрятной свежести, устойчивого  покоя  и  надежного  домашнего  уюта.  Они
обнялись, радуясь встрече, и также радостно,  безмятежно  отдались  любви,
словно вошли в сильную спокойную реку, неторопливое  течение  несло  их  в
жаркий послеполуденный час.
     Позже они медленно гуляли по окрестным тропинкам,  вышли  оврагами  к
Городку  и  поднялись  к  Успенскому  собору.  С  высоты  холма  открылась
неоглядная даль,  плес,  речная  излука,  в  стороне  над  лесом  высились
монастырские купола.
     Сергей рассказал Гале об отряде, она обеспокоенно взглянула на него:
     - Если с тобой что-то случится, я не переживу, - призналась она, и по
обыденности, с какой это было сказано, он понял: это правда.
     Галя никогда  не  старалась  произвести  впечатление,  все,  что  она
говорила и делала, было неизменно исполнено естественности  и  простоты  -
никакого притворства, никакой игры и жеманства.
     - Я думаю, пора, - неожиданно произнес Ключников.
     Галя сразу поняла, о чем идет речь. Никогда прежде они не говорили  о
женитьбе. Галя не задавала вопросов и не  торопила  его,  как  опрометчиво
поступает большинство женщин; когда подруги и  родственники  одолевали  ее
вопросами, она сохраняла спокойное достоинство и невозмутимость.
     - Пора, - повторил он и спросил. - Ты согласна?
     - Я счастлива, - ответила она без лукавства.
     - Мне следовало это сделать раньше, - упрекнул он себя, но она тут же
стала на его защиту:
     - Ты раньше не мог.
     - Я не хотел начинать с нищеты. А теперь у нас есть деньги.
     - Я предпочла  бы  без  них.  Это  опасно,  Сережа,  -  в  ее  голосе
угадывалась внятная тревога. - В конце концов, я работаю, могу  взять  еще
одну ставку.
     - Неужели моя жена будет  работать  на  износ?  Я  сам  заработаю,  -
ответил Ключников, но  снова,  в  который  раз,  подумал,  сколько  в  ней
рассудительности, здравого смысла и преданности - о лучшей жене и  мечтать
нельзя было.
     По заросшему косогору они вышли к берегу холодной  быстрой  Разводни.
Густой раскидистый ракитник укрывал  песчаные  отмели  и  глубокие  омуты,
высокая трава раскачивалась под ветром, и казалось, берега зыбко колышутся
над бегущей водой.
     Пахло душистой древесной смолкой, среди общего разнотравья выделялись
запахи яснотка, кашки и сныти, птичий  гомон  наполнял  заросли  в  долине
реки, но  стоило  прислушаться,  можно  было  отчетливо  различить  голоса
славки, малиновки, иволги, а поодаль в лесу с утра  до  темноты  вразнобой
стрекотали зяблики, вили  трель,  подражая  сверчкам,  тренькали,  рюмили,
зазывая дождь, и неистово кидались в драку, стоило соседу  приблизиться  к
гнезду.
     Сергей и Галя легли в траву под деревья, потерялись в густой  зелени,
и казалось, они здесь свои, сродни траве и деревьям.
     Под вечер, когда Ключников вернулся  домой,  во  дворе  его  встретил
отец.
     - Надобно поговорить, - сказал он озабоченно  и  нахмурился,  насупил
брови, как бы в поисках нужных слов.  -  Неудобно,  сынок...  Столько  лет
вместе,  а  все  молчком,  молчком.  У  нее  родители,  подруги,  родня...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.