Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что-то мертвое в общем молчании, как будто всех разбирала общая хворь.  Но
то был страх, тошнотворный страх, каждый, кто прятал глаза,  полагал,  что
если не  встревать,  то  его  не  тронут,  иные  глазели  с  любопытством,
посмеивались, а на лицах некоторых держался неподдельный интерес.
     Впереди  предостерегающе  завыла  сирена,  вагон  мчался   стремглав,
раскачиваясь  на  рельсах,  и  отчаянный  медный  вопль   был   в   ночном
пространстве, как трубный глас свыше; далеко окрест, тем, кто слышал  его,
становилось не по себе.
     Ключников присмотрелся и  определил  в  стае  коновода,  им  оказался
рослый блондин с длинными волосами. У  него  были  шалые  глаза  и  что-то
безумное в лице, нескончаемая истерика, понятно  было,  что  он  постоянно
взъяривает себя и готов на все, чтобы доказать свою власть.
     Наглее других держался шут. Он тянул к девушке руки и громко, на весь
вагон смеялся дурным ломким смехом.
     Ключников поднялся, никто не обратил на него внимания, видно, решили,
что он собирается выходить.
     - Кончайте, - сказал он спокойно, надеясь, что они угомонятся.
     Но они уже вошли в кураж, и любое слово поперек мнилось  им  досадной
помехой, которую следовало стереть в порошок.
     - Что?! - взвизгнул шут, словно не веря ушам.
     - Сейчас под колеса сбросим, - пообещал главарь, вставая.
     По правде сказать, вырубить его не  составляло  труда.  Он  не  успел
подняться, Ключников ударил его коленом  в  пах,  потом  рубанул  наискось
ребром ладони по шее, такой  удар  обычно  ломал  ключицу.  Парень  обмяк,
согнулся и мешком осел на лавку.
     Верзилу Ключников без промедления ударил ногой,  потом  быстро  нанес
кулаком удар снизу в челюсть, подключив бедро и вложив в  удар  вес  тела.
Апперкот удался на славу, Ключников тотчас сплел пальцы в замок  и  ударил
сверху двумя руками в затылок, как будто рубил дрова.
     Все это произошло очень быстро, никто даже опомниться не успел.  Весь
вагон таращился, не понимая, что происходит: только что стая сокрушительно
правила бал и казалась неодолимой, и вот  двое  самых  могучих  бездыханно
валяются на полу и, вероятно, не скоро еще поднимутся.
     Трое оставшихся вскочили и вырвались в проход  между  сиденьями.  Шут
вытащил нож и кинулся на Ключникова, но Сергей отступил назад,  взялся  за
ручки на  спинках  сидений  и,  поджавшись,  взмахнул  ногами,  словно  на
брусьях; в гимнастике такое движение называется - "мах вперед".
     Удар ног пришелся нападавшему в грудь, он отлетел, врезался спиной  в
дверь. Ключников, не мешкая, подскочил к нему и, схватив за волосы, ударил
головой в пол. Двое пустились наутек, Ключников бросился вдогонку,  настиг
заднего, тот обернулся и попытался ударить его ногой, однако Сергей поймал
его щиколотку, резко рванул  на  себя,  и  парень  как  подрубленный  упал
навзничь. Падая, он, видно, сильно ушиб спину, потому что завыл от боли  и
стал кататься с боку на бок в проходе.
     Последний из стаи,  не  дожидаясь,  выскочил  в  тамбур,  метнулся  в
соседний вагон и быстро побежал дальше, словно убегал от  контролеров;  он
спугнул по дороге безбилетников, которые, не зная  в  чем  дело,  побежали
следом.
     Закончив  урок,  Ключников  заправил  выбившуюся  из  брюк  рубаху  и
вернулся на  место,  где  оставил  сумку.  На  него  пялился  весь  вагон,
таращились оторопело, точно не могли взять в толк, что произошло.
     - Хулиган! -  во  всеуслышанье  объявила  какая-то  толстуха,  и  все
загалдели вразнобой, вагон наполнился  гомоном,  все  оживленно  обсуждали
случившееся; Ключников понял, что многие его осуждают.
     Это была знакомая картина: все помалкивали, пока  грозила  опасность,
страшились подать голос, но стоило кому-то избавить их от страха, как  все
тотчас осмелели, и теперь возмущались наперебой.
     Пока Ключников творил расправу, девушка неподвижно  смотрела  во  все
глаза, как бы не веря, что кто-то вступился за нее.
     Когда все было кончено и  Ключников  сел  на  место,  она  поднялась,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.