Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

что-то мертвое в общем молчании, как будто всех разбирала общая хворь.  Но
то был страх, тошнотворный страх, каждый, кто прятал глаза,  полагал,  что
если не  встревать,  то  его  не  тронут,  иные  глазели  с  любопытством,
посмеивались, а на лицах некоторых держался неподдельный интерес.
     Впереди  предостерегающе  завыла  сирена,  вагон  мчался   стремглав,
раскачиваясь  на  рельсах,  и  отчаянный  медный  вопль   был   в   ночном
пространстве, как трубный глас свыше; далеко окрест, тем, кто слышал  его,
становилось не по себе.
     Ключников присмотрелся и  определил  в  стае  коновода,  им  оказался
рослый блондин с длинными волосами. У  него  были  шалые  глаза  и  что-то
безумное в лице, нескончаемая истерика, понятно  было,  что  он  постоянно
взъяривает себя и готов на все, чтобы доказать свою власть.
     Наглее других держался шут. Он тянул к девушке руки и громко, на весь
вагон смеялся дурным ломким смехом.
     Ключников поднялся, никто не обратил на него внимания, видно, решили,
что он собирается выходить.
     - Кончайте, - сказал он спокойно, надеясь, что они угомонятся.
     Но они уже вошли в кураж, и любое слово поперек мнилось  им  досадной
помехой, которую следовало стереть в порошок.
     - Что?! - взвизгнул шут, словно не веря ушам.
     - Сейчас под колеса сбросим, - пообещал главарь, вставая.
     По правде сказать, вырубить его не  составляло  труда.  Он  не  успел
подняться, Ключников ударил его коленом  в  пах,  потом  рубанул  наискось
ребром ладони по шее, такой  удар  обычно  ломал  ключицу.  Парень  обмяк,
согнулся и мешком осел на лавку.
     Верзилу Ключников без промедления ударил ногой,  потом  быстро  нанес
кулаком удар снизу в челюсть, подключив бедро и вложив в  удар  вес  тела.
Апперкот удался на славу, Ключников тотчас сплел пальцы в замок  и  ударил
сверху двумя руками в затылок, как будто рубил дрова.
     Все это произошло очень быстро, никто даже опомниться не успел.  Весь
вагон таращился, не понимая, что происходит: только что стая сокрушительно
правила бал и казалась неодолимой, и вот  двое  самых  могучих  бездыханно
валяются на полу и, вероятно, не скоро еще поднимутся.
     Трое оставшихся вскочили и вырвались в проход  между  сиденьями.  Шут
вытащил нож и кинулся на Ключникова, но Сергей отступил назад,  взялся  за
ручки на  спинках  сидений  и,  поджавшись,  взмахнул  ногами,  словно  на
брусьях; в гимнастике такое движение называется - "мах вперед".
     Удар ног пришелся нападавшему в грудь, он отлетел, врезался спиной  в
дверь. Ключников, не мешкая, подскочил к нему и, схватив за волосы, ударил
головой в пол. Двое пустились наутек, Ключников бросился вдогонку,  настиг
заднего, тот обернулся и попытался ударить его ногой, однако Сергей поймал
его щиколотку, резко рванул  на  себя,  и  парень  как  подрубленный  упал
навзничь. Падая, он, видно, сильно ушиб спину, потому что завыл от боли  и
стал кататься с боку на бок в проходе.
     Последний из стаи,  не  дожидаясь,  выскочил  в  тамбур,  метнулся  в
соседний вагон и быстро побежал дальше, словно убегал от  контролеров;  он
спугнул по дороге безбилетников, которые, не зная  в  чем  дело,  побежали
следом.
     Закончив  урок,  Ключников  заправил  выбившуюся  из  брюк  рубаху  и
вернулся на  место,  где  оставил  сумку.  На  него  пялился  весь  вагон,
таращились оторопело, точно не могли взять в толк, что произошло.
     - Хулиган! -  во  всеуслышанье  объявила  какая-то  толстуха,  и  все
загалдели вразнобой, вагон наполнился  гомоном,  все  оживленно  обсуждали
случившееся; Ключников понял, что многие его осуждают.
     Это была знакомая картина: все помалкивали, пока  грозила  опасность,
страшились подать голос, но стоило кому-то избавить их от страха, как  все
тотчас осмелели, и теперь возмущались наперебой.
     Пока Ключников творил расправу, девушка неподвижно  смотрела  во  все
глаза, как бы не веря, что кто-то вступился за нее.
     Когда все было кончено и  Ключников  сел  на  место,  она  поднялась,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.