Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

попадались белые стрелки, указатели телефонов  и  сами  шахтные  телефоны,
заключенные в защитные металлические кожухи, которые висели каждые пятьсот
метров; при необходимости по телефону можно  было  вызвать  диспетчерскую,
где Першин оставил связного.
     Разведка двигалась мимо больших  и  малых  пикетов,  путейские  знаки
указывали разметку: расстояние  между  большими  пикетами  составляло  сто
метров, по номеру пикета можно было  определить  пройденное  расстояние  и
понять, под каким местом на поверхности находится отряд.
     После  свежего  ночного  воздуха  докучал  резкий   запах   креозота,
сланцевого масла, употребляемого для пропитки шпал,  смешанный  с  запахом
антрацена, угольной вытяжки, которую добавляли в креозот.
     Поблизости от  пикета  N_077  отряд  вышел  к  шахтному  стволу,  где
вентиляционная сбойка соединяла тоннели; со стен и свода сочилась вода, по
дну бежал ручей, все  намокли,  но  следов  чужого  присутствия  никто  не
заметил.
     Неподалеку от станции основные тоннели  разветвлялись  и  соединялись
между  собой  дополнительными  тоннелями,  где  были  устроены  стрелочные
переводы,  раструбы  и  камеры  съезда,  по  которым  поезда  и   мотовозы
перегонялись с одного пути на другой.
     За перекрестком неожиданно обнаружился новый тоннель, не обозначенный
на схеме, которой пользовался отряд.
     Это было непостижимо: основные тоннели,  по  которым  ходили  поезда,
поднимались к  мосту  через  Москва-реку,  тогда  как  загадочный  тоннель
спускался между ними вниз, под реку, и по дуге круто уходил в сторону.
     Першин определился по карте и понял,  что  странный  тоннель  идет  в
направлении правительственных особняков, стоящих  в  парке  над  рекой  на
склонах Воробьевых гор.
     Першин  решил  разведать  ответвление,  как  вдруг  за  спиной  вдали
послышался  звук  моторов:  со  стороны  центра  приближался  мотовоз  или
"единица", как говорили путейцы.
     По приказу Першина разведчики быстро рассредоточились,  все  укрылись
за поворотом, Першин натянул черную спецовку и оранжевый сигнальный  жилет
ремонтника. Мотовоз приблизился,  на  платформах  стояли  новые  глянцевые
отражающие свет микроавтобусы "тойота", мотовоз  с  грузом  направлялся  в
тоннель: уходящий под дно реки.
     Першин сделал вид, что возится с крепежными болтами рельсов,  и  пока
помощник машиниста переводил стрелку, спросил простодушно:
     - Куда вы их гоните?
     - Кто их знает... Раньше все "рафики" везли,  а  теперь  "тойоты",  -
ответил машинист. - Нас туда не пускают. Довезем до ворот и баста,  дальше
другие везут.
     - Не доверяют?
     - Да ну, секреты у них! - машинист состроил гримасу и выругался.
     - А что за ворота? Я тут новый, с другой ветки перевели,  -  объяснил
Першин.
     - Ну, так поезжай с нами, покажем, - предложил машинист.
     Першин забрался на платформу, они проехали вниз по дуге  три  пикета,
около трехсот метров, и теперь, вероятно, находились под дном Москва-реки.
Дорогу преграждали огромные, во весь просвет  тоннеля  решетчатые  ворота,
затянутые  белой,  с  перламутровым  отливом  тканью,  похожей  на  мягкий
пластик. В  центре  ворот  на  створках  висели  ржавые  железные  панели,
контактный рельс обрывался за тридцать-сорок метров до ворот.
     За воротами было темно, в глубине тоннеля из открытой  двери  дежурки
на колею падал тусклый свет, освещая вторые, уже глухие ворота, в  которых
была заметна узенькая калитка.
     Першин, машинист и его помощник спустились на полотно, створки  ворот
открылись, и новый экипаж - серьезные непроницаемые люди - повели  мотовоз
дальше.
     - Зачем им машины? Неужто у них там дороги?  -  недоверчиво  покрутил
головой Першин, изображая простака.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.