Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

проходила редкая машина, и гул катился над головой, угасая вдали.
     Разведка пересекла мост, впереди, как разинутая  пасть,  их  поджидал
портал тоннеля, уходящего в глубину Воробьевых гор. Перед  самым  порталом
они услышали соловья. Это было так неожиданно, что все невольно  замедлили
шаг: трель и щелканье громко  и  отчетливо  раздавались  в  тишине;  могло
сдаться, что певец до поры сидел в засаде.
     Миновав несколько пикетов, отряд обнаружил две  штольни,  уходящие  в
сторону под прямым  углом  к  полотну.  За  толстыми  решетками  одетые  в
проволочную арматуру плафоны освещали бетонные  стены,  выкрашенные  синей
масляной  краской,  по  стенам  висели  связки  кабелей,  внизу   тянулись
водопроводные трубы с вентилями, муфтами и задвижками; по центру бетонного
пола  была  прорезана  узкая  дренажная  канавка.  Штольни  были  довольно
длинными, в сотне метров от входных решеток  их  перегораживали  массивные
металлические щиты,  с  маленькими  оконцами,  закрытыми  наглухо,  как  в
тюрьме.
     Першин  прикинул  по  карте,  штольни,  похоже,  тянулись  в  сторону
загадочного  пустыря,  просторно  раскинувшегося  через  дорогу   напротив
Университета,  одна  из  сторон  пустыря  круто  обрывалась  над   зеленой
бугристой долиной, у края обрыва стояли  старые  университетские  дома,  а
внизу к  насыпям  и  путям  Москвы-товарной  тянулись  огороды,  свалки  и
заросли. Под пустырем в глубине  холма  располагался  подземный  город,  и
штольни, которые обнаружила разведка, вероятно,  связывали  его  с  метро;
Першин отметил штольни на  карте.  Вся  карта  была  испещрена  пометками,
каждая означала опасность.
     Уже несколько недель Москва  полнилась  слухами:  по  ночам  исчезали
люди. Таинственные пришельцы нападали внезапно,  словно  из-под  земли,  -
бесшумно проникали в дома, неожиданно возникали среди ночи,  как  снег  на
голову, забирали людей и уводили  с  собой.  Никто  не  знал,  откуда  они
появились, как пришли, и не было случая, чтобы  к  дому  кто-то  подъехал:
люди бесследно исчезали за дверью вместе с пришельцами, никто не знал, где
их искать, - исчезли, как в воду канули.
     Рассыпанные по городу пешие наряды, постовые и  патрули,  снующие  по
улицам и дворам, ни разу, когда случались похищения, не заметили  у  домов
машины. В то же время понятно  было,  что  выкрасть  человека  без  машины
невозможно, нападавшие появлялись и исчезали в мгновение ока.
     Следствие  ломало  голову,  необъяснимые  нападения  случались  почти
каждую ночь в разных местах Москвы, уже сотни людей исчезли без  следа,  и
никто не знал, живы ли они и куда направить поиски.


     ...с вокзала  Ключников  проводил  новую  знакомую  до  самого  дома.
Девушка жила на Знаменке между Пречистенским  бульваром  и  Волхонкой,  за
Музеем изящных искусств. От метро они медленно шли переулками  и  дворами,
заросшими густой  зеленью,  где  пахло  сиренью,  и  сквозь  зелень  уютно
светились окна особняков и редкие фонари.
     Ключников никогда не бывал здесь прежде. Он  не  знал  эту  Москву  и
сейчас как будто  попал  в  чужой  город,  в  провинциальную  глушь,  хотя
помнились небоскребы и  рокот  машин  на  близкой  Воздвиженке,  бессонная
круговерть Манежа и мерцающие по соседству башни и купола Кремля.
     Сюда едва долетал гул города, приглушенный деревьями, из  распахнутых
окон,  как  в  провинции,   доносились   обыденные   звуки   человеческого
существования - голоса, музыка, шум воды, звяканье  посуды,  но  казалось,
что вокруг тихо, необычайно  тихо  повсюду,  в  тишине  отчетливо  стучали
тонкие каблучки спутницы.
     Ключников чувствовал себя неспокойно и скованно. Привыкший  к  покою,
который исходил от Гали, он испытывал сейчас странную робость  и  тревогу,
словно ему предстояло что-то необычное, какое-то  испытание,  которому  он
даже названия не знал.
     Он  догадывался,  а  вернее  предчувствовал,  что  знакомство   сулит
неожиданности и резкие перемены - прости-прощай привычная жизнь. И понятно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.