Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1805 году родился(-лась) Ганс Христиан Андерсен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     За дворцом на отшибе, в  дальнем  углу  парка,  куда  сквозь  заросли
крапивы и чертополоха вела узкая асфальтированная  дорожка,  стоял  темный
пустой особняк. В нем было два этажа, уютное крыльцо, балкон,  крутая,  на
западный манер крыша, и выглядел он  нездешне,  точно  пришелец  издалека.
Рядом рос большой куст жасмина-чубушника, цвела  старая  липа,  и  большой
раскидистый клен надежно прикрывал острую крышу сверху.
     За стеной поодаль высились  помпезные  здания  Министерства  обороны,
особняк выглядел странно, словно иностранец в русской глуши, как будто его
поставили здесь, чтобы напоминать о дальних чужих краях.
     Они стояли в темноте среди зарослей, сильный запах жасмина и цветущей
липы наполнял ночной воздух, с улицы, из  распахнутого  окна  едва  слышно
долетала музыка. И потом, позже, спустя  много  лет,  Ключников  с  тоской
вспоминал эту ночь и с пристрастием вопрошал себя: неужели она была?
     Нельзя было поверить, что вокруг Москва, центр города,  настолько  от
всей картины веяло чем-то давним, забытым.
     -  Чей  это  дом?  -  спросил  Ключников,  глядя,  как  редкие   огни
пробиваются сквозь заросли и отражаются в черных стеклах особняка.
     - Ничей, - ответила она. - Хотите, будет наш с вами?
     - Как? - удивился Ключников.
     - Поселимся, будем жить, - улыбнулась она лукаво. - Согласны?
     Ключников не знал, что ответить, он не умел вести светские  беседы  с
женщинами - онемел, язык проглотил.
     - Боитесь?  -  улыбнулась  она  сочувственно,  ее  глаза  блестели  в
темноте, и похоже, ей нравилось дразнить его, глядя,  как  он  теряется  и
немеет.
     То, что он не речист с женщинами, было сразу понятно, другой  бы  уже
развел турусы на колесах, а  она  была  настоящая  горожанка,  девушка  из
центра, столичная штучка, рядом с ней  Ключников  тушевался  и  чувствовал
себя увальнем, жалким провинциалом.
     Они обошли несколько обширных  дворов,  в  которых  стояли  старинные
усадьбы и  древние  палаты,  в  сумраке  ночи  здания  напоминали  оперные
декорации. Ключников узнал, что околоток, по которому они гуляют, издревле
называется  Чертольем  и  всегда  был  опасным  местом,  жить   здесь   не
рекомендовалось, а старые москвичи остерегались сюда приходить.
     - А вы как же? - простодушно спросил Ключников, не подозревая, к чему
это приведет.
     - Я? - она глянула серьезно и ответила без улыбки. - А я сама ведьма,
- она вдруг приблизила лицо вплотную и глядя в  упор,  сказала  твердо.  -
Захочу - любого приворожу.
     От нее пахло дорогими духами, и волосы ее пахли  чем-то  душистым,  у
него даже голова закружилась; Ключников на какое-то время  потерял  власть
над собой. Он отчетливо все  помнил,  мог  двигаться  и  говорить,  но  по
непонятной причине не двигался и не говорил. Могло сдаться, он находится в
чужой власти и не волен делать, что вздумается; так ему мнилось позже.
     Она смотрела в упор, потом вдруг отстранилась резко, как  бы  оборвав
разговор на полуслове, и направилась к выходу;  Ключников  покорно  побрел
следом. И потом, после, он неизменно  поражался  ее  своеволию:  она  была
непредсказуема в словах и поступках, он всякий раз  дивился  ее  норову  и
строптивости.
     Она привела его к старому доходному дому, стены были покрыты  светлой
керамической плиткой, в которой тускло  отражались  уличные  огни.  Сквозь
арку они вошли в небольшой замкнутый двор, и Ключников удивился: во  дворе
горел  свет,  слышались  голоса,  и  какие-то  люди,  мужчины  и  женщины,
озабоченно сновали из дома во двор и обратно.
     Возле подъезда Ключников увидел раскрытый железнодорожный  контейнер,
который загружали мебелью, утварью, связками книг,  ящиками  с  посудой  и
одеждой.
     - Аня, где ты  была?  -  недовольно  спросила  женщина  средних  лет,
Ключников понял, что это мать. - Разве так можно? Ночь, а тебя нет. Ты  же
знаешь, что творится в городе. Мы все волновались.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.