Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    11

     Улучив свободный час, Першин  заехал  домой.  Замотанный  делами,  он
скучал по детям и жене, хотя понимал, что от того,  как  сработает  отряд,
зависит их будущее.
     Андрей поцеловал Лизу и детей, дочки отвыкли немного, и он обнял их и
усадил на колени. Лиза села напротив, вид у нее был рассеянный, и  понятно
было, что какая-то мысль гложет ее неотвязно.
     Он жалел их всех - жену и миллионы женщин,  которые  имели  несчастье
жить в этой стране. Целые дни они бегали в поисках самого  необходимого  -
рыскали, сновали, кружили по городу, не зная,  как  прокормить  семью,  их
одолевали мучительные горести и заботы,  что,  как  известно,  женщину  не
красит.
     Он смотрел на жену, какая-то затаенная горечь запеклась на  ее  лице,
ему было стыдно за ее ранние морщины и грустные глаза, за то,  что  она  с
утра до вечера мотается в поисках пропитания, за  ту  участь,  которую  ей
уготовил он - муж, защитник, который не мог для нее ничего  сделать  и  не
мог ничего обещать, кроме вечной маеты.


     ...донос генерал получил из  Бора  на  другой  день:  осведомительная
служба опоздала на одну ночь.
     Наутро  в  пансионат  прикатил  генеральский  адъютант   с   приказом
доставить виновников на ковер.
     - А если я не поеду? - лежа  в  постели,  поинтересовался  Першин  из
чистого любопытства.
     - Силой доставим. Я привык выполнять приказы, - объяснил майор.
     - Если силой, то меньше, чем взводом, не обойтись.
     - Знаю, воздушный десант.  Что  ж,  взвод,  так  взвод.  Надо  будет,
дивизию вызовем, - с ленцой пообещал  майор  и  пожмурился  благодушно.  -
Живее, капитан, живее. Не на расстрел едем.
     Удивляясь, как быстро все стало известно, Першин принялся одеваться.
     Генерал жил на даче поблизости от Бора, хотя место называлось  Лесные
Дали. Дача была огромным  особняком  из  множества  казенно  меблированных
комнат, генерал сидел в кабинете за большим письменным  столом,  несколько
старших офицеров в форме стояли перед ним с папками в руках.
     Тут случилось то, чего никто  не  ожидал.  Не  дожидаясь  вызова  или
разрешения, Першин  строевым  шагом  вышел  на  середину  комнаты  и  стоя
навытяжку, доложил, как положено:
     - Капитан Першин по вашему приказанию прибыл! - и смотрел  в  упор  с
бравой дерзостью, ел глазами начальство.
     Офицеры вывернули шеи, оторопело уставились на наглеца. Адъютант даже
руками всплеснул от неожиданности и обомлел, не зная,  как  быть.  Генерал
угрюмо, с заведомой неприязнью смотрел на дерзкого  верзилу;  было  видно,
как его разбирает злость.
     - Капитан? - переспросил он брезгливо.
     - Так точно.  Воздушно-десантные  войска,  -  отрапортовал  Першин  с
прежней незамутненностью во взгляде.
     - А что ж вести себя не умеете? - с каменной, начальственной тяжестью
спросил генерал, как бы сдерживаясь через силу, чтобы не расплескать  свой
гнев.
     - Никак нет. Умею, - браво возразил Першин, держа грудь колесом.
     - Это я во всем виновата! -  гибко  и  плавно  возникла  из-за  спины
Першина генеральская дочь.
     - Что?! - опешил генерал, чувствуя, что за всем этим что-то  кроется,
но что - он понять не мог. - Ты в своем уме?!
     - Я его соблазнила!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.