Случайный афоризм
Назвать предмет - значит уничтожить три чверти поэтического шара, который дается временным отгадыванием; навеять - вот идеал. Малларме
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сундуке.
     Посреди  комнаты  с  ноги  на  ногу  переминалась  женщина,   которая
проходила  собеседование  и,  вероятно,  ломала  голову  над  ответом.  За
маленьким столиком  в  стороне  сидела  морщинистая  старушка-секретарь  в
красной косынке, повязанной революционным узлом  на  затылке  и  писала  в
толстой амбарной книге, вела протокол.
     - Это вы домком? - громогласно спросил с порога Першин,  и  гомон  за
дверью стих, все уставились в спину пришельцу.
     - А вы кто? - поинтересовался старик в белой  под  горло  рубахе  без
галстука, застегнутой на все пуговицы. Он был явно  раздосадован,  что  их
перебили на полуслове. - Жилец?
     - Жилец, жилец, - успокоил его Першин. - Все мы жильцы на этом свете.
     - А почему врываетесь? - нахмурился другой старик в старом  френче  с
накладными карманами на груди. - Здесь люди работают.
     Третий старик лишь прищурился и молча, неодобрительно смотрел  сквозь
круглые железные очки, взгляд его ничего хорошего не сулил.
     - Талоны на сахар  здесь  выдают?  -  простодушно  улыбнулся  Першин,
сдерживаясь, чтобы не выкинуть что-нибудь раньше времени.
     - В очередь! В очередь! Он без очереди! Без очереди он! - загомонила,
запричитала, захлопотала позади толпа и ходуном заходила от волнения.
     - Талоны выдают только тем,  кто  сделал  социалистический  выбор,  -
объявил  старик  в  белой  под  горло  рубахе,  похожий  на  сознательного
рабочего. - Враждебным элементам - никаких талонов!
     - Ах, так... - понимающе покивал Першин. - Социалистический  выбор...
А социализм - это, конечно, учет, как сказал Ильич? - Першин указал  рукой
на портрет.
     -  Верно,  -  решительно  и  строго  подтвердили  все  трое,  и  даже
старушка-секретарь кивнула в знак согласия.
     Першин вошел в комнату и деловито походил из угла в  угол,  обозревая
скудную мебель, как хозяйственный старшина в казарме. - Что ж,  обстановка
у вас, я смотрю, революционная, ничего лишнего, - одобрил он, прохаживаясь
на глазах у толпы,  которая  пялилась  сквозь  распахнутые  двери.  -  Все
строго, честно, справедливо, так?
     И на этот раз они подтвердили единодушно, однако Першин не спешил.
     - Как я понимаю, социализм - это распределение, - задумчиво  произнес
он, словно никогда не знал и вдруг додумался, прозрел.
     - Правильно, так учит наука политэкономия, - вставил старик в  зорких
народовольческих  очках,  вероятно,  идеолог,  Першин  глянул  на  него  с
признательностью - спасибо, мол, ценю.
     - Наука! - Першин назидательно  поднял  указательный  палец,  как  бы
привлекая общее внимание к своим раздумьям.
     Старики внушительно  и  строго,  плечо  к  плечу  сидели  за  столом,
покрытым красным сукном, и были похожи на скульптурную  группу.  Они  были
преисполнены  важности   своего   дела   и   надувались   от   собственной
значительности и от сознания  исторического  момента;  без  смеха  на  них
нельзя было смотреть, но Першин старался не подавать вида.
     - Итак,  социализм  -  это  распределение!  -  объявил  он  громко  и
торжественно, потом вдруг полюбопытствовал. - А кто будет распределять?  -
Першин с любопытством  поозирался,  как  бы  в  поисках  того,  кто  будет
распределять, но не нашел и ответил сам. - Ну  конечно,  вы,  родные  мои!
Очень  вы  любите  это  дело:  распределять!  Вас  хлебом  не  корми,  дай
что-нибудь распределить. К кормушке ближе, верно?
     -  Вы  антикоммунист?  -  робко,  с  надеждой   обратилась   к   нему
старушка-секретарь и зарделась от собственной смелости,  победно  оглядела
всех, гордясь своей бдительностью и классовым чутьем.
     - Анти, анти... - покивал Першин. - Анти-шманти. Сами,  небось,  себя
сахаром обеспечили, акулы мирового социализма?
     - Молчать! - заорал вдруг, затрясся, сжав  кулачки,  тощий  старик  в
круглых очках. - Вы здесь контрреволюцию не разводите! А то мы вас живо!..
- зловеще пообещал он, умолк, но и так понятно было: если враг не сдается,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.