Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сундуке.
     Посреди  комнаты  с  ноги  на  ногу  переминалась  женщина,   которая
проходила  собеседование  и,  вероятно,  ломала  голову  над  ответом.  За
маленьким столиком  в  стороне  сидела  морщинистая  старушка-секретарь  в
красной косынке, повязанной революционным узлом  на  затылке  и  писала  в
толстой амбарной книге, вела протокол.
     - Это вы домком? - громогласно спросил с порога Першин,  и  гомон  за
дверью стих, все уставились в спину пришельцу.
     - А вы кто? - поинтересовался старик в белой  под  горло  рубахе  без
галстука, застегнутой на все пуговицы. Он был явно  раздосадован,  что  их
перебили на полуслове. - Жилец?
     - Жилец, жилец, - успокоил его Першин. - Все мы жильцы на этом свете.
     - А почему врываетесь? - нахмурился другой старик в старом  френче  с
накладными карманами на груди. - Здесь люди работают.
     Третий старик лишь прищурился и молча, неодобрительно смотрел  сквозь
круглые железные очки, взгляд его ничего хорошего не сулил.
     - Талоны на сахар  здесь  выдают?  -  простодушно  улыбнулся  Першин,
сдерживаясь, чтобы не выкинуть что-нибудь раньше времени.
     - В очередь! В очередь! Он без очереди! Без очереди он! - загомонила,
запричитала, захлопотала позади толпа и ходуном заходила от волнения.
     - Талоны выдают только тем,  кто  сделал  социалистический  выбор,  -
объявил  старик  в  белой  под  горло  рубахе,  похожий  на  сознательного
рабочего. - Враждебным элементам - никаких талонов!
     - Ах, так... - понимающе покивал Першин. - Социалистический  выбор...
А социализм - это, конечно, учет, как сказал Ильич? - Першин указал  рукой
на портрет.
     -  Верно,  -  решительно  и  строго  подтвердили  все  трое,  и  даже
старушка-секретарь кивнула в знак согласия.
     Першин вошел в комнату и деловито походил из угла в  угол,  обозревая
скудную мебель, как хозяйственный старшина в казарме. - Что ж,  обстановка
у вас, я смотрю, революционная, ничего лишнего, - одобрил он, прохаживаясь
на глазах у толпы,  которая  пялилась  сквозь  распахнутые  двери.  -  Все
строго, честно, справедливо, так?
     И на этот раз они подтвердили единодушно, однако Першин не спешил.
     - Как я понимаю, социализм - это распределение, - задумчиво  произнес
он, словно никогда не знал и вдруг додумался, прозрел.
     - Правильно, так учит наука политэкономия, - вставил старик в  зорких
народовольческих  очках,  вероятно,  идеолог,  Першин  глянул  на  него  с
признательностью - спасибо, мол, ценю.
     - Наука! - Першин назидательно  поднял  указательный  палец,  как  бы
привлекая общее внимание к своим раздумьям.
     Старики внушительно  и  строго,  плечо  к  плечу  сидели  за  столом,
покрытым красным сукном, и были похожи на скульптурную  группу.  Они  были
преисполнены  важности   своего   дела   и   надувались   от   собственной
значительности и от сознания  исторического  момента;  без  смеха  на  них
нельзя было смотреть, но Першин старался не подавать вида.
     - Итак,  социализм  -  это  распределение!  -  объявил  он  громко  и
торжественно, потом вдруг полюбопытствовал. - А кто будет распределять?  -
Першин с любопытством  поозирался,  как  бы  в  поисках  того,  кто  будет
распределять, но не нашел и ответил сам. - Ну  конечно,  вы,  родные  мои!
Очень  вы  любите  это  дело:  распределять!  Вас  хлебом  не  корми,  дай
что-нибудь распределить. К кормушке ближе, верно?
     -  Вы  антикоммунист?  -  робко,  с  надеждой   обратилась   к   нему
старушка-секретарь и зарделась от собственной смелости,  победно  оглядела
всех, гордясь своей бдительностью и классовым чутьем.
     - Анти, анти... - покивал Першин. - Анти-шманти. Сами,  небось,  себя
сахаром обеспечили, акулы мирового социализма?
     - Молчать! - заорал вдруг, затрясся, сжав  кулачки,  тощий  старик  в
круглых очках. - Вы здесь контрреволюцию не разводите! А то мы вас живо!..
- зловеще пообещал он, умолк, но и так понятно было: если враг не сдается,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.