Случайный афоризм
Иные владеют библиотекой, как евнухи владеют гаремом. (Виктор Мари Гюго)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Странный мор, казалось, напал на Москву:  люди  исчезали  без  следа,
повергая город в  недоумение  и  растерянность.  Сыскные  собаки  вели  из
квартир в подвалы, где жалобно и сконфуженно скулили, потеряв след.
     Опасность мнилась повсюду - за дверью, за  углом,  рядом  и  поодаль:
гнетущий безотчетный страх овладел Москвой.
     Итак, следы вели в подвалы. Поисковые группы  обнаружили  в  подвалах
странные  лазы,  уходящие  под  фундаменты,  в  ближние   коллекторы   или
технические  колодцы,  которые  в  свою  очередь,  сообщались  с   другими
подземными сооружениями.
     Иногда поиски натыкались на загадочные двери -  откроешь,  а  за  ней
кирпичная стена, свежая кладка. Стоило однажды взломать  кладку,  открылся
узкий лаз, отрытый недавно, по которому при  желании  можно  было  ползком
добраться до заброшенной горной выработки.
     Таких выработок было много на старых ветках метро. В тридцатые годы и
после войны примитивная техника  строительства  требовала  большого  числа
вспомогательных сооружений: подъездных  штолен,  дополнительных  тоннелей,
штреков и забоев.
     Старые выработки привели отряд в шахту, не обозначенную на схеме. Она
не имела выхода на поверхность, вернее, выход давно  был  заложен  камнем,
завален породой, ствол уходил вниз, окруженный  забоями.  Шахтой,  видимо,
пользовались при строительстве  первых  веток  метро,  позже  забросили  и
забыли; таких шахт было немало по всей Москве.
     Ведя  поиски,  отряд  время  от  времени  натыкался  на   осыпавшиеся
котлованы, обвалившиеся траншеи, полузатопленные вассерштольни,  служившие
когда-то  для  сбора   и   сброса   подземных   вод.   Разведка   находила
вспомогательные тоннели для вывоза породы, натыкалась на множество  ходов,
ниш, камер, отсеков, карманов и каналов; они нередко соединялись с давними
подземельями, о которых  никто  не  знал,  -  монастырскими  и  дворцовыми
переходами,  подвалами,  колодцами,  руслами  рек  и  ручьев,  крепостными
погребами и  казематами,  а  кроме  того,  существовали  древние  подкопы,
тайники, арсеналы, не говоря уже  о  каменоломнях,  откуда  Москва  веками
добывала строительный камень. За столетия  здесь  образовались  запутанные
катакомбы, в которых можно было заблудиться. В них и впрямь погибали люди,
забредшие  туда  ненароком,  исследователи  находили  скелеты  несчастных,
которые не смогли выбраться.
     В Дорогомилово за  гостиницей  "Украина"  на  глубине  десяти  метров
Першин отыскал старые катакомбы: галереи из белого  известняка  высотой  в
рост человека и шириной в  несколько  шагов  тянулись  во  все  стороны  и
уходили  под  пивоваренный  завод  и  дальше;  Першин   предполагал,   что
каменоломни имеют выход в тоннели метро.
     В заброшенных горных выработках  на  сводах  повсюду  висели  белесые
мягкие, похожие  на  жирных  червей,  высолы,  образуемые  просачивающейся
сквозь грунт  влагой.  Иногда  разведчикам  приходилось  брести  по  воде,
местами она поднималась до колен и даже по пояс и  по  грудь,  но  чаще  в
узких сточных канавках с плеском бежал,  неизвестно  откуда  и  неизвестно
куда, бойкий ручей.
     Сейчас мало кто знает о существовании этих  подземелий,  десятки  лет
сюда никто не спускался и не забредал: пол  покрывает  полуметровая  пыль,
кромешная чернота, глаз выколи, проблеска света не случилось здесь за  все
годы - ни свечи, ни фонаря,  даже  спичка  не  чиркнула  ни  разу,  темень
уплотнилась, стала  твердой,  как  камень,  и  не  верится,  что  огонь  в
состоянии ее одолеть.
     Без света здесь плохо, но зажег - и оторопь берет. Разбирает жуть  от
давящей тяжести свода, с которого свисают длинные белые нити: для сведущих
-  солевой  выпот  грунта,  для  несведущих  -   скопище   белых   червей,
тошнотворная  картина,  надо  признаться.  Свет  теряется  в  бесчисленных
закоулках,  поодаль  шевелятся   размытые   тени,   мнится   всюду   чужое
присутствие. И уже сожалеешь горько, что сунулся  сюда,  желание  убраться
поскорее ест тебя поедом.


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.