Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поджарый, Антон сразу признал в нем спортсмена. Да, рост и стать - все при
нем, великолепная стрижка,  безукоризненный  пробор,  волосы  поблескивают
влажно, словно он только-только из бассейна или с теннисного корта  и  еще
не просох после душа. Лицо у него было сухощавое, гладкая чистая ухоженная
кожа, в теле угадывалась упругая сила, как и должно быть,  когда  к  твоим
услугам любая еда, спорт, путешествия, да и вообще  все,  что  взбредет  в
голову. Так, вероятно, и должен выглядеть  молодой  миллионер,  спортсмен,
плейбой, гений бизнеса, надежда нации, будущий президент или,  по  крайней
мере, сенатор, отпрыск знатной семьи, вожделенная дичь для всех  мамаш,  у
кого на выданьи дочь. Таким и должен быть жених Джуди - прекрасная партия,
идеальная пара, слияние капитала, мечта двух семей, чудесные дети,  начало
нового могущественного клана.
     Гость дружески поцеловал Джуди и, улыбаясь, уверенно  приобнял  одной
рукой; Бирс поймал себя на мимолетной досаде.
     - Друг нашей семьи Стэнли Хартман, - представила она красавца.
     - Надеюсь, и твой друг, - с усмешкой уточнил гость.
     Как Бирс и  предполагал,  рукопожатие  у  него  оказалось  твердым  -
сильная рука с мозолями, которые возникают  от  весел,  ракетки,  бегущего
парусного такелажа, - фалов и шкотов.
     - Как поживаете, мистер Бирс? - улыбнулся Хартман вполне приветливо и
миролюбиво, даже дружелюбно, однако и сдержанно весьма,  точно  знал  цену
своей улыбке и не транжирил попусту.
     И снова Бирс отметил в  его  улыбке  что-то  победное,  непререкаемую
уверенность  в  себе,  снисходительность  к  собеседнику  и  даже   что-то
покровительственное, словно у взрослого по отношению к ребенку.
     Конечно, у него и в мыслях не было унизить кого-то, для этого он  был
слишком умен,  однако  понималось  внятно:  человек  привык  повелевать  и
побеждать, привычка, как водится, сказывалась на манерах.
     Когда Джуди держала Бирса при себе или водила за  руку  по  гостиной,
Антон несколько раз ловил на себе  внимательный,  плотный,  ощутимый,  как
прикосновение, взгляд Хартмана.
     Вскоре произошел забавный эпизод, похожий  на  профессиональный  тест
для тележурналиста - проверка на находчивость.
     - Мистер Бирс! - громко обратился к нему подвыпивший ведущий одной из
местных программ,  телевизионная  знаменитость.  -  Я  слышал,  вы  хорошо
работаете в эфире, это так?
     В общем гомоне возникла пауза, гости услышали вопрос и  обернулись  к
Бирсу.
     - Я думаю, слухи сильно преувеличены, - вежливо ответил Антон.
     - Вы привезли  кассету  со  своей  программой?  Или  не  рискнули?  -
запальчиво поинтересовался собеседник, разгоряченный обильной выпивкой.
     В гостиной смолкли голоса, стало тихо. Все смотрели на  Бирса,  ждали
ответа, он почувствовал себя на ринге: то  ли  примешь  вызов  и  ответишь
ударом на удар, то ли сникнешь и тебя будут жалеть, а пожалев, отвергнут.
     - Однажды русский писатель Куприн ехал в поезде. В купе он оказался с
итальянцем, который  читал  газету.  Там  было  написано,  что  знаменитый
русский певец Федор Шаляпин едет  на  гастроли  в  Италию.  Итальянца  это
ужасно возмутило. Он с гневом сказал: "Ехать петь в Италию  -  все  равно,
что... - Бирс умолк и обвел взглядом присутствующих: все смотрели на  него
с интересом и ждали. И Джуди смотрела, распахнув глаза, даже  издали  было
заметно, как она волнуется за него - волнуется и переживает. Хартман  ждал
спокойно, но был задумчив, словно размышлял над чем-то.
     Антон выдержал  паузу,  пока  в  воздухе  не  повисло  напряжение,  и
подождал еще чуть-чуть, пока оно не сгустилось и не стало явным.
     - Ехать петь в Италию - все равно, что...  -  повторил  Бирс,  -  все
равно, что везти хлеб в Россию! -  последние  слова  он  произнес  громко,
чтобы все слышали.
     Миг еще  держалась  тишина,  потом  раздался  взрыв  хохота,  грянули
дружные аплодисменты. Многие  зашлись  от  хохота,  на  глаза  навернулись
слезы. Джуди горделиво озиралась: знай, мол, наших!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.