Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наверх. Першин включил сильный фонарь и ярко осветил их - всех пятерых.
     -  Стоять!  -  крикнул  он  оглушительно,  и  они  застыли  на   миг,
застигнутые врасплох.
     Из темноты он хорошо разглядел  их,  окаменевших  на  свету:  бледные
лица, мешковатые комбинезоны, грубые башмаки. Один к одному они выглядели,
как беглец, покончивший с собой несколько дней назад - та же одежда, такие
же мучнистые, белые, бескровные  лица,  в  которых  присутствовало  что-то
неживое, какая-то странная жуть: с первого  взгляда  они  были  похожи  на
оживших мертвецов.
     Незнакомцы мгновение пребывали в замешательстве  и  вдруг  все  разом
бросились на бетонный пол и покатились кубарем в полумрак. Отряд ударил из
автоматов вдогонку, но били поверх голов в надежде взять живьем.
     Из сумрака раздались ответные выстрелы, пришлось  погасить  фонари  и
лечь на пол, чтобы не маячить живыми мишенями.
     Выложенный старым кирпичом  ход  привел  отряд  в  каменную  галерею:
массивные опоры поддерживали  тяжелый  сводчатый  потолок,  узкие  арочные
проемы соединяли одну палату с другой.
     В галерее  беглецы  приняли  бой.  Отстреливались  они  скупо,  отряд
рассыпавшись цепью, поливал их огнем. Першин  вдруг  понял,  что  ответной
стрельбы никто не ведет.
     Они нашли всех пятерых, тела их валялись в укрытиях, все пятеро  были
мертвы. Першин осмотрел их и не поверил глазам:  каждый  из  них,  похоже,
последней пулей покончил  с  собой,  все  они  предпочли  умереть,  но  не
сдались.
     Это было непостижимо.  Кто  были  эти  люди  в  старых  комбинезонах,
бледнолицые, все как один низкорослые,  с  белыми  волосами  и  нездоровой
мучнистой кожей, которая как будто не знала не только солнца, но  обычного
дневного света?
     Першин с горечью подумал, что  предстоят  новые  жертвы,  прежде  чем
отряд узнает хоть что-то.
     Неожиданно один из них поморщился и слегка застонал. Першин мгновенно
наклонился к нему, нащупал пульс: человек был  жив.  По-видимому,  он  был
ранен раньше и потерял сознание до того, как остальные застрелились.
     Фельдшер отряда расстегнул  раненому  комбинезон,  нашел  проникающее
ранение в грудную клетку, обработал рану и наложил давящую повязку,  чтобы
унять кровотечение. Пока  фельдшер  оказывал  помощь  раненому,  разведка,
рассыпавшись, осмотрела галерею и обнаружила в стене кирпичные  ступеньки:
узкая  лестница  вела  наверх.  Разведчики  поднялись  в  глубокий  подвал
разрушенной давно церкви, теперь здесь стоял  неказистый  одноэтажный  дом
[на этом месте в XVIII веке стояла церковь Николы, что в Турыгине].
     Дверь подвала  была  снаружи  закрыта  на  висячий  замок.  Ключников
просунул в щель штык-нож, поддел  и  оторвал  щеколду.  Крутая  деревянная
лестница поднималась к  решетке,  за  которой  лежал  маленький  замкнутый
дворик, росли густые кусты и деревья, и  была  разбита  маленькая  детская
площадка. Раненого  с  большим  трудом  подняли  во  двор,  незнакомец  не
приходил в сознание и по-прежнему морщился и стонал.
     Было раннее утро, в траве поблескивала роса,  верхние  окна  высокого
соседнего дома отражали светлую пустоту неба. Прежде чем  вызвать  машины,
Першин приказал Ключникову выйти на улицу и определить, где они находятся.
     Прорезающая дом узкая  темная  арка  вела  в  соседний  двор-колодец,
откуда  сквозь  другую  арку  можно  было  попасть  на  улицу.  Двор   был
удивительно знаком, Ключников огляделся и понял, что был здесь недавно:  в
этом доме жила Анна, ее машина стояла  под  окнами  у  подъезда.  Да,  они
выбрались на Малой Знаменке, через дорогу от  доходного  дома  в  красивом
особняке помещалось отделение милиции. Першин по рации вызвал машины,  шум
и голоса разбудили обитателей дома, на разных  этажах  в  окнах  появились
сонные лица. Открывшаяся им картина могла напугать любого: из подвала один
за другим поднимались рослые автоматчики в пятнистых комбинезонах, лица их
покрывала комуфляжная краска; поднявшись, они тут же  устало  валились  на
землю. И уже вовсе перепугались жители, когда из подвала вынесли  раненого

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.