Случайный афоризм
Писать - всё равно что добывать жемчуг, а публиковать написанное - всё равно что метать его перед свиньями. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и убитых.
     Люди  в  Чертолье  с  давних  пор  подвержены  беспричинным  страхам.
Необъяснимое  беспокойство  держится  здесь  неизменно,  смутная   тревога
присутствует повсюду, никто не знает,  в  чем  причина,  но  дурная  слава
издавна ширилась и росла. В разные времена московские ясновидцы, чуткие на
чужой умысел, испытывали здесь смятение сродни тому, какое несет  человеку
тайный соглядатай.  Как  будто  постороннее  внимание  преследовало  здесь
человека на каждом шагу,  тянуло  оглянуться  в  смутном  желании  поймать
чей-то взгляд.
     Знатоки, ведающие толк в свойствах рогатинки из лозы,  с  ее  помощью
отыскивали по всему Чертолью подземную пустоту: лоза то и дело указывала в
глубине земли ходы и тайники.
     Какая печаль разлита  в  тихих  изогнутых  переулках,  в  раскидистых
зеленых дворах, как ноет бепричинно душа и нет утешения, точно поразил  ее
тайный  сглаз.  Не  случайно  много  церквей  было  поставлено   здесь   в
незапамятные времена, чтобы уберечь жителей от  влияния  темных  сил.  Так
возникли на маленьком пятачке церковь Знамения,  церковь  Ржевской  Божьей
Матери, церковь Луки, церковь Пятницы на Нарышкином дворе, церковь  Николы
в Турыгине, церковь Всех Святых, не говоря уже о храме Христа Спасителя  и
соседней с ним церкви Похвала Богородице. Сколько их было здесь бок о бок,
но не устояли, рухнули - одни от времени,  а  другие  от  слепой  силы,  и
столетие  за  столетием  отчетливая  враждебность  густеет  и  копится  на
Чертолье по укромным углам.
     Между тем и раньше, до возведения храма Христа Спасителя, стоявший на
этом месте Алексеевский монастырь был порушен и по указу царя переведен  в
дворцовое Красное Село. Не хотели уходить отсюда  монахини,  но  принудили
против воли, и настоятельница предрекла, что впредь  ни  одна  церковь  не
устоит на этом месте: "Быть месту сему пусту!" Так и случилось, и никто не
знает истинной причины, но, возможно, искать  ее  следует  в  незапамятных
дославянских временах, когда на этом месте располагалось племенное  капище
лесных язычников.
     Одна лишь церковь Антипия, что на Колымажном дворе, устояла при  всех
превратностях, но видно, мало одной церкви Чертолью, и потому  неприкаянно
здесь человеку по всяк день и час.


     ...иногда они с Джуди ехали в музей, Бирс не подозревал, что  местные
музеи так  богаты.  Он  увидел  коллекцию  Поля  Гетти,  но  особенно  ему
понравилась картинная галерея во дворце "Легион чести" между  34  авеню  и
улицей Клемент, где выставлялось много картин итальянского  Возрождения  и
французских импрессионистов.
     Вечером Бирс и Джуди отправлялись в гости, на  вечеринки  -  "парти",
как говорили американцы, где  Бирс  становился  "гвоздем"  вечеринки.  Все
упрашивали его рассказать о войне  в  Афганистане,  он  видел,  как  Джуди
гордится, что он в центре внимания, глаза ее сияли от радости.
     Она улыбалась всегда, более лучезарного существа  Бирс  не  встречал.
Практичность и расчет в ней уживались с  простодушием  и  наивностью,  она
была необычайно доброжелательна и улыбалась каждому, словно не подозревала
ни в ком каверзы или подвоха, можно было подумать, что ее никто никогда не
обманывал.
     Это  были  недели  веселья.  Они  с  Джуди  все  время   смеялись   и
подтрунивали друг над другом, им было необычайно  легко  и  празднично,  и
казалось, на свете исчезали все горести и печали.
     Иногда на вечеринках появлялся  Хартман.  Обычно  он  приезжал  позже
всех, когда гости, разгоряченные выпивкой, теряли контроль и погружались в
безоглядное веселье: громкие голоса, смех, звон посуды, музыка сливались в
пестрый шум, который под кровлю наполнял дом, зыбью плескался  в  окна  и,
угасая, растекался в темноте по окрестностям.
     Хартман незаметно  возникал  в  дверях  -  трезвый,  сдержанный,  его
внимательный взгляд скользил по разудалой толпе и как бы остужал ее: могло

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.