Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сдаться, из дверей внезапно потянуло прохладным сквозняком.
     Когда Хартман пригласил Бирса поужинать, Антон удивился, но не  подал
вида, тем более, что Джуди сопровождала их.
     Они  приехали  в  китайский  ресторан  "Тсе  Янг"  на  Дохени  драйв,
управляющий которого Боб Чанг, рослый тучный китаец, принял их как  старых
знакомых, радушно кланялся и улыбался сердечно.
     Едва они вошли, Джуди отлучилась на несколько минут,  чтобы  привести
себя в порядок; этого времени  Хартману  хватило  для  мужского  разговора
наедине.
     - Тони, вы оказывается, сердцеед, - заметил он с усмешкой.
     - Почему вы решили? - удивился Бирс.
     - Как же... Все женщины только о вас и говорят.
     - Ах, если бы! -  мечтательно  произнес  Бирс.  -  Бросьте,  Стэн!  К
сожалению, это не про меня.
     - Не притворяйтесь. На самом деле вам ничего не стоит увлечь женщину.
     - Какую женщину? Вы о чем? - изобразил непонимание Бирс, но про  себя
решил, что Хартман приревновал его к Джуди.
     - Одна моя знакомая совсем потеряла из-за  вас  голову,  -  продолжал
Стэн.
     "Так, - подумал Антон. -  Сцена  у  фонтана.  Неужто  будем  выяснять
отношения?" Он молча смотрел на Хартмана и ждал продолжения.
     Но оказалось, все  обстоит  иначе,  Бирс  даже  предположить  не  мог
развития событий.
     - Тони, она все уши прожужжала мне о вас. Просила познакомить.  Я  не
мог ей отказать. Надеюсь, вы не против?
     Бирс растерялся и пребывал в замешательстве,  Хартман,  не  дожидаясь
ответа, на ходу сказал что-то официанту, который тотчас поспешил куда-то.
     Зал был похож на сказочный китайский дворец:  в  полумраке  светились
разноцветные фонарики,  отражаясь  в  покрытых  лаком  деревянных  стенах,
украшенных причудливой резьбой,  на  столах  горели  маленькие  настольные
лампы, в глубине мерцали стеклянные витражи и огромные напольные  вазы  из
тонкого фарфора.
     Боб Чанг усадил их за удобный стол в  углу  зала  и  убрал  со  стола
табличку с надписью "зарезервировано".
     "Вот как! - подумал Бирс. - Значит это заранее задумано. А если бы  я
отказался?"
     Но видно, Хартману даже в голову не приходило, что кто-то  может  ему
отказать.
     Боб Чанг с поклоном предложил меню в кожаной  папке,  Бирс  открыл  и
подумал, что ему не хватит вечера, чтобы дочитать меню до конца.
     - Вот она, - неожиданно произнес Хартман.
     Бирс рассеяно поднял голову. На мгновение ему показалось, что в  зале
вспыхнул яркий свет: к столу приближалась писаная красавица.
     Девушка была на редкость хороша. Когда Бирс встречал таких женщин, он
начинал  подозревать,  что  их  специально  выводят   где-то,   в   тайных
лабораториях,  сама  по  себе   природа   не   могла   создать   подобного
совершенства.
     - Позвольте представить вам: мисс Эвелин Аранс, - поднявшись,  сказал
Хартман, Бирс встал и пожал ей руку.
     Разумеется, она  появилась  здесь  не  случайно,  вероятно,  ждала  в
ресторане или сидела в машине, и Бирс лишний  раз  убедился,  что  Хартман
всегда все продумывает и устраивает заранее.
     Эвелин была начинающей актрисой, прокладывала себе путь  в  Голливуд,
приглашение Хартмана могло означать для нее поворот в судьбе.
     Стол был на четверых - два стула  с  одной  стороны,  два  с  другой,
Хартман усадил Эвелин с Бирсом, и понятно было, что Джуди сядет с ним.
     "Умник, - подумал Бирс. - Все рассчитал".
     Да, это был точный расчет - каждому  показали  его  место,  расписали
роль: Бирс с Эвелин, Хартман с Джуди - все пристойно, две  пары,  как  две
семьи.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.