Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ты бы поехал в Звенигород.
     Он остолбенел и глазел ошеломленно, не зная, что думать. Она за  руку
привела его в свою комнату, квартира поразила его простором и пустотой,  -
ни мебели, ни  людей,  голые  стены,  емкая  глубина,  чемоданы,  постели,
разостланные на полу.
     - Уезжаете? - спросил Ключников, обозревая чемоданы и дорожные сумки.
     Она кивнула с грустным смирением - что делать, мол, и объяснила, хотя
он и не спрашивал:
     - Мои все на таможне. Багаж сдают.
     - Трудно? - поинтересовался он, потому что слышал об этом не раз.
     - Что у нас легко? - усмехнулась она. - Там такое творится...  Второй
день торчат, отлучиться нельзя.
     Посреди комнаты сиротливо стоял колченогий табурет,  Ключников  хотел
сесть, но Аня подняла его.
     - Прими душ, - предложила она просто, как будто была уверена, что  он
не ослушается.
     Ключников покорно отправился в ванную и, раздевшись, стал под  струю.
Все, что происходило выглядело странно, как причудливый сон,  но  и  наяву
было  странно,  Ключников  был  смущен  и  скован,  точно  делал   что-то,
несвойственное ему. Однако он не строптивелся, понимая, что деться некуда:
он обречен и от судьбы не уйти.
     Когда он  вышел  из  ванны,  Аня  раздевшись,  сидела  на  колченогом
табурете и расчесывала волосы. Она поднялась навстречу, не стыдясь наготы,
и обняла его. Как тогда, в машине, губы у нее были мягкие и  влажные,  она
помогала себе языком, Ключников почувствовал легкую слабость, голова пошла
кругом.
     Его опыт был ограничен одной женщиной, первой и последней, которую он
узнал еще юношей, школьником, почти подростком, за все  годы  он  не  знал
никого, кроме  Гали,  и  не  подозревал,  что  бывает  иначе.  Сейчас  его
ошеломила новизна.
     Аня  была   изобретательна,   ее   непредсказуемость   и   своенравие
проявлялись в постели в  полной  мере.  Она  была  раскована  и  свободна,
Ключников иногда замирал от неожиданности, когда она без  раздумий  делала
то, что взбредало ей в голову. Стыдясь, он  цепенел,  тогда  как  она  без
остатка отдавалась страсти, необузданных всплесков которой  он  страшился.
Ему становилось неловко за  свою  сдержанность  и  смущение,  а  она  была
неистощима на выдумку, буйная фантазия била через край.
     В тот день, разумеется, он так и не поехал в Звенигород.
     И теперь Ключников жил под знаком страсти: Аня  занимала  все  мысли,
его тянуло к ней ежечасно. Улучив час-другой, он звонил ей и летел, как на
крыльях. Вспоминая Звенигород, он испытывал угрызения совести, но  призови
его кто-нибудь к благоразумию, у него не достало бы сил совладать с собой.
Правда, никто не призывал, никого пока не нашлось.
     Он был горд, что такая умная, яркая женщина принадлежит  ему,  однако
ему мнились незнакомые люди,  которых  знала  она,  чужие  дома,  какие-то
встречи, он угадывал у нее другое существование -  помимо  него;  сомнения
точили его что ни день.
     Ане нравилось разглядывать его, когда он был раздет:  никогда  прежде
не встречала она такой физической мощи.  С  ним  она  чувствовала  себя  в
безопасности. Ни один из ее высоколобовых знакомых, кто набрался  пропасть
всякой всячины и мог ответить на любой вопрос, не  способен  был  дать  ей
такого чувства уверенности и покоя, какое она испытывала с ним. Он не знал
малой доли того, что знали другие ее знакомые, но с  ним  она  чувствовала
себя, как за каменной стеной.
     Встречаться у Ани удавалось редко, дом был полон  людей.  Обычно  она
везла его к подруге, у которой была свободна квартира, но чаще они мчались
за город и устраивались в машине или на открытом  воздухе  -  в  поле,  на
лугу, на опушке леса; повалив его  на  спину  и  оседлав,  Аня  изображала
счастливую наездницу, которая на глазах у всего света самозабвенно  скачет
вдаль.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.