Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

но и кратко, как один человек!
   - Несомненно, - сказал я. - Несомненно, это многих впечатляло.
   - Да!  И очень многих!  У нас всегда говорили, что надо непре-
менно разоружаться,  но разве можно уничтожать армию? Это послед-
нее прибежище мужества в наше время повсеместного падения нравов.
Это дико, это смешно - государство без армии...
   - Смешно, - согласился я. - Вы не поверите, но с самого подпи-
сания пакта я не перестаю улыбаться.
   - Да, я понимаю вас, - сказала тетя Вайна. - Нам больше ничего
не осталось делать.  Нам осталось только саркостически улыбаться.
Генерал-полковник Туур, - она достала платочек, - он так и умер с
саркастической  усмешкой  на устах...  - Она приложила платочек к
глазам.  - Он говорил нам:  "Друзья, я еще надеюсь дожить до того
дня,  когда все развалится".  Надломленный,  потерявший смысл су-
ществования. Он не вынес пустоты в сердце... - Она вдруг встрепе-
нулась. - Вот взгляните, Иван...
   Она резво выбежала в соседнюю комнату и принесла тяжелый  ста-
ромодный фотоальбом.  Я сейчас же поглядел на часы, но тетя Вайна
не обратила на это внимания и, усевшись рядом, раскрыла альбом на
самой первой странице.
   - Вот генерал-полковник.
   Генерал-полковник был орел. У него было узкое костистое лицо и
прозрачные глаза. Его длинное тело усеивали ордена. Самый большой
орден  в виде многоконечной звезды,  обрамленной лавровым венком,
сверкал в районе аппендикса.  В левой руке генерал сжимал перчат-
ки,  а  правая покоилась на рукоятке кортика.  Высокий воротник с
золотым шитьем подпирал нижнюю челюсть.
   - А это генерал-полковник на маневрах.
   Генерал-полковник и здесь был орел.  Он давал  указания  своим
офицерам,  склонившимся над картой,  развернутой на лобовой броне
гигантского танка.  По форме треков и  по  зализанным  очертаниям
смотровой башни я узнал тяжелый штурмовой танк "мамонт", предназ-
наченный для преодоления зоны атомных ударов,  а ныне успешно ис-
пользуемый глубоководниками.
   - А это генерал-полковник в день своего пятидесятилетия.
   Генерал-полковник был орлом и здесь. Он стоял у накрытого сто-
ла с бокалом в руке и слушал тост в свою честь. Нижний левый угол
фотографии занимала размытая лысина с электрическим бликом, а ря-
дом с генералом,  восхищенно глядя на него  снизу  вверх,  сидела
очень молодая и очень миловидная тетя Вайна.  Я попробовал украд-
кой определить на ощупь толщину альбома.
   - А это генерал-полковник на отдыхе.
   Даже на отдыхе генерал-полковник оставался орлом. Широко расс-
тавив ноги, он стоял на пляже в тигровых плавках и рассматривал в
полевой бинокль туманный горизонт.  У его ног копошился  в  песке
голый  ребенок трех или четырех лет.  Генерал был жилист и муску-
лист, гренки и сливки не портили его фигуру. Я принялся шумно за-
водить часы.
   - А это... - Начала тетя Вайна, переворачивая страницу, но тут
в гостинную без стука вошел невысокий полный человек, лицо и осо-
бенно одежда которого показалась мне необычайно знакомыми.
   - Доброе  утро,  -  произнес он,  слегка склонив набок гладкое
улыбающееся лицо.
   Это был  давешний  таможенник все в том же белом мундире с се-
ребряными пуговицами и серебряными шнурами на плечах.
   - Ах,  Пети! - Сказала тетя Вайна. Ты уже пришел? Познакомься,
пожалуйста, это Иван... Иван, это Пети, друг нашего дома.
   Таможенник повернулся ко мне, не узнавая, коротко наклонил го-
лову и щелкнул каблуками.  Тетя Вайна переложила альбом ко мне на
колени и поднялась.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.