Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1883 году скончался(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

от окалины.
     Я посмотрел вперед,  в глубину тоннеля.  Оттуда тянуло
гниющей падалью,  тусклые  желтые  огни  редких  ламп мерно
мигали,  словно что-то раскачивалось на сквозняке, заслоняя
и снова открывая их.  Нервы мои не выдержали. Я чувствовал,
что это не более чем дурацкая шутка,  но я ничего  не мог с
собой поделать.  Я присел на корточки и осмотрелся. Скоро я
нашел то,  что искал:  метровый обломок железного прута.  Я
взял его под мышку и двинулся дальше. Железо было холодное,
влажное и шершавое от ржавчины.
     Косой  мигающий  свет  далеких  ламп озарял скользкие,
блестящие от сырости стены.  Я уже  давно  заметил  на  них
странные  круглые  потеки,  но  вначале  не  обратил на это
внимание,  а потом заинтересовался и подошел посмотреть. По
стене,  насколько хватал глаз,  тянулись  два  ряда круглых
следов,  разделенных  метровым интервалами.  Это  выглядело
так,  как будто по стене здесь пробежал слон, и пробежал не
очень давно - на краю  одного такого следа слабо шевелилась
раздавленная белая сороконожка.  Хватит,  подумал  я,  пора
возвращаться. Я посмотрел вдоль тоннеля. Теперь под лампами
впереди были отчетливо видны черные качающиеся гирлянды.  Я
взял  прут  поудобнее  и  пошел вперед,  держась поближе  к
стене.
     Это  тоже впечатляло.  Под  сводами  тоннеля  тянулись
провисшие кабели,  а на них, связанные хвостами и собранные
в тяжелые  щетинистые  гроздья,  покачивались  на сквозняке
сотни  и  сотни  мертвых крыс.  В полумраке жутко  блестели
мелкие оскаленные зубы,  торчали во все стороны закостенев-
шие  лапки,  и эти  гроздья  длинными  гнусными  гирляндами
уходили  в  темноту.  Густой  тошнотворный  смрад опускался
из-под свода и растекался по тоннелю, шевелящийся, плотный,
как кисель...
     Раздался  пронзительный визг,  и под  ноги  мне  вдруг
бросилась  огромная  крыса.   Потом  еще  одна.  И  еще.  Я
попятился.  Они мчались оттуда,  из темноты, где не было ни
одной лампы.  И  оттуда  вдруг  толчками  пошел  воздух.  Я
нащупал  локтем  пустоту в стене и вдвинулся  в  нишу.  Под
каблуками заверещало  и  задергалось  живое  -  я  не глядя
отмахнулся  своей  железной палкой.  Мне было не  до  крыс,
потому что я слышал,  как  кто-то  тяжело  и мягко бежит по
тоннелю,  плюхая  по  лужам.  Зря я ввязался  в  это  дело,
подумал я.  Железный  прут  показался  мне  таким  легким и
ничтожным  по сравнению с завязанными в узлы рельсами.  Это
не летучая пиявка...  И не динозавр из Конго... Только б не
гигантопитек,  все что угодно, только бы не гигантопитек. У
этих ослов  хватит ума выловить гигантопитека и запустить в
тоннель... Я плохо соображал в эти секунды. И неожиданно ни
с того ни с  сего подумал о Римайере.  Зачем он послал меня
сюда? Что он сошел с ума?.. Только бы не гигантопитек...
     Он пронесся  мимо  меня  так  быстро,  что  я не успел
разобрать,  что  это такое.  Тоннель гудел от  его  галопа.
Затем где-то совсем  рядом  раздался  отчаянный скрежещущий
визг  пойманной  крысы,  и  наступила тишина.  Я  осторожно
выглянул. Он стоял шагах в десяти, под самой лампой, и ноги
подо мной обмякли от огромного облегчения.
     - Умники-затейники, - сказал я вслух, чуть не плача. -
Остряки-самоучки... Это надо же было додуматься! Талантыса-
мородки...
     Он  услышал  мой  голос   и,   задрав  кормовые  ноги,
произнес:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.