Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

столкнулись, смешались и исчезли. Вокруг не было ни души.
     Ребята  стояли посреди темного карнавала и невольно  думали  о десятках
своих знакомых, уплетающих ужин в теплых, светлых кухнях.
     Глава 18
     Крупные красные буквы кричали: "Неисправность! Не подходить!"
     - А! Это с самого утра здесь висит, - махнул рукой Джим.
     - Вранье, по-моему.
     Ребята стояли перед каруселью, а от вершин старых дубов накатывались на
них  волны жестяного шелеста. Кони, козы, антилопы и зебры замерли на кругу,
пронзенные медными  копьями. Словно  рука  могучего небесного охотника разом
метнула  смертоносные жала, пригвоздила  несчастных  животных  к деревянному
кругу,   и  они   застыли,   мучительно   выгнувшись,  умоляя  раскрашенными
испуганными глазами о милосердии и страдальчески оскалив зубы.
     -  Вовсе она не  сломана. - С  этими словами Джим перемахнул звякнувшую
цепочку и ступил на вращающийся круг.
     Его сразу обступили зачарованные звери.
     - Джим!
     - Да ладно, Вилли. Мы же только карусель и не видели.
     Значит...
     Джим  качнулся.   Лунатический   карусельный   мир  дрогнул   и  слегка
накренился. Звери шевельнулись. Джим хлопнул по шее темно-сливового жеребца.
     - Эй, парень!  - Из темноты за машинной будкой выступил человек, шагнул
и подхватил Джима.
     - Ай! - завопил Джим. - Вилли!
     Вилли как стоял, так и прыгнул  через цепочку  ограждения  и первый ряд
зверей.  Человек улыбнулся,  ловко  подхватил и его  тоже, а  потом поставил
рядом с  Джимом.  Теперь они стояли бок  о  бок и  глазели  на  буйную рыжую
шевелюру  над  ярко-синими глазами  незнакомца.  Под тонкой рубашкой буграми
перекатывались могучие мышцы.
     - Неисправна, - мягко сказал человек. - Вы что, читать не умеете?
     - Отпусти-ка их! - произнес новый, властный голос.
     Ни Джим, ни Вилли не заметили, откуда взялся еще один мужчина. Он стоял
возле самой цепочки.
     - Доставь-ка их сюда, - повелел он.
     Рыжий атлет  плавно  перенес ребят  над  спинами  безропотных зверей  и
поставил в пыль у входа.
     - Мы... - начал было Вилли.
     -  Любопытствуете,  -  не дал  ему  договорить вновь  прибывший. Был он
высок, как фонарный столб, и бледен так, что вокруг лица расплывались лунные
блики.  Брови,  волосы,   костюм   -  антрацитового   цвета,   а   жилет   -
кроваво-красный, и янтарная булавка в галстуке в тон медово-желтым глазам.
     Впрочем,  глаз   Вилли  поначалу   не  разглядел.  Его  поразил  костюм
долговязого, сделанный из удивительной материи.
     Такую ткань  можно было бы  получить, ссучив нить из зарослей "кабаньей
ежевики" /Колючие  черные  кусты./,  пружинной  твердости  конского  волоса,
щетины  и  такой,  знаете,  блескучей  конопли. Ткань  все время шевелилась,
отливала и вспыхивала, а на ощупь она была, кажется, как самый колючий твид.
В таком костюме  человек  должен был бы мучиться  несказанно,  страшный  зуд
любого заставил бы рвать на себе одежду, а этот стоял  себе, как ни в чем не
бывало,  невозмутимый, как  луна,  ныряющая  меж  облаков,  и  внимательными
рысьими глазами наблюдал за Джимом.
     На Вилли он и не посмотрел ни разу.
     -  Я - Дарк,  -  представился человек-жердь  и взмахнул белой  визитной
карточкой. Она тут же стала синей.
     Шелест. Карточка  покраснела. Взмах.  На ней проступил зеленый человек,
свисающий с дерева. Карточка мелькала, приковывая взгляд.
     - Дарк - это я. А вот этот рыжий мистер - мой друг Кугер.
     Кугер и Дарк.
     Опять   шелест.  На  карточке  пронеслись  и  исчезли  какие-то  имена.
Выступили  слова: "СОВМЕСТНОЕ ШОУ  ТЕНЕЙ", мигнули и  растаяли.  На их месте

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.