Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Решетка звякнула, на ней  опять кто-то  стоял. Вилли взглянул наверх  и
вздрогнул.  Он знал эти подошвы  со стертыми медными гвоздиками.  "Папа!"  -
чуть не крикнул  он. Джим тоже посмотрел наверх. Человек нервно переступал с
ноги на ногу,  поворачивался  по сторонам,  выискивая в  толпе то, что  было
совсем рядом с ним. "Я  мог  бы дотронуться до него",  подумал Вилли. Чарльз
Хэллуэй, бледный, возбужденный, ничего не почувствовал и через минуту ушел.
     Но зато Вилли почувствовал, как  душа  у  него ухнула вниз, в  какой-то
холодный, дрожащий белый кисель.
     Шлеп!
     Вилли и  Джим  вздрогнули. Розовая пластинка жевательной резинки  упала
возле  их  ног на кучу  старых  целлофановых оберток от  сигарет. Сверху над
решеткой склонилась расстроенная мордашка пятилетнего карапуза.
     "Убирайся!" - свирепо подумал Вилли.
     Но малышу жаль было так просто расставаться с лакомством.
     Он встал на колени  и приник к самой решетке, высматривая  свое розовое
удовольствие.
     Вилли  едва  сдержался,  чтобы не  схватить  жвачку  и  не запихнуть  в
маленький ротик - лишь бы он исчез, скрылся побыстрее.
     Барабан наверху раскатился дробным рокотом - и смолк.
     Ребята переглянулись. "Парад!  -  подумали  оба. -  Он же остановился!"
Малыш упрямо пытался просунуть руку сквозь решетку.
     Наверху м-р  Дарк, Человек-в-Картинках, командовавший  парадом,  окинул
взглядом воздетые  к небу  разверстые пасти  медных геликонов и подал  знак.
Тотчас  стройное шествие  распалось.  Уродцы разбежались  в  разные стороны,
смешались с толпой,  разбрасывая небольшие  рекламные афишки и  не прекращая
шарить глазами по толпе, по фасадам домов.
     "Парад кончился, - понял Вилли, - началась охота".
     Малыш наверху не собирался сдаваться. Его тень покрыла Вилли.
     - Мама! Там!
     Глава 35
     В баре  "Вечерок  у Неда", за  полквартала от  табачной  лавки,  Чарльз
Хэллуэй второй  чашкой кофе приводил в порядок расстроенные бессонной ночью,
раздумьями и поисками нервы.
     Он  уже   собрался  расплатиться,  когда  его   почему-то   встревожила
наступившая вдруг на улице  тишина. В воздухе незримо разлилось беспокойство
-  это вмиг  распавшийся Карнавал  смешался с толпой. Сам  не  зная  почему,
Чарльз Хэллуэй убрал бумажник.
     - Еще чашечку сделаешь, Нед?
     Нед включил кофеварку, и в это  время в баре появился новый посетитель.
Он прошел  от  двери  и  слегка  шлепнул  по  стойке  рукой.  Чарльз Хэллуэй
взглянул.  Рука взглянула на него.  На  тыльной  стороне каждого пальца была
сделана искусная татуировка в виде глаза.
     ***
     - Мама! Тут, внизу! Посмотри!
     Мальчик звал маму и тянул ручонку вниз. Мимо шли люди.
     Некоторые останавливались. Появился Скелет. Больше всего смахивающий на
ободранное, давно  засохшее дерево,  он  не  столько подошел, сколько сыграл
ксилофоном своих костей, переместившись поближе к холодному бумажному сору и
теплым, дрожащим мальчишкам.
     "Уходи! - с отчаянием думал Вилли. - Уходи же!"
     Пухлые детские пальчики тянулись сквозь решетку.
     "И ты - уходи!"
     Скелет, похоже, послушался и убрался  из поля зрения. Но не успел Вилли
облегченно   вздохнуть,   как  его   место  занял  Карлик!   Он   подкатился
вперевалочку,  позвякивая  дурацкими  колокольчиками,  нашитыми  на  грязную
рубаху, и посверкивая глазами-камешками. Глаза  поминутно меняли  выражение:
то  они были блестящими  и плоскими  гляделками идиота, то вдруг становились
глубокими и печальными глазами  человека, потерявшего себя. Глаза ни секунды
не оставались в покое, они так и шарили по сторонам, высматривая не то  свою
собственную сгинувшую личность, не то запропавших мальчишек.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.