Случайный афоризм
Писатель творит не своими сединами, а разумом. Мигель Сервантес де Сааведра
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

уважаемыми супругами, следует отметить это выдающееся событие.
     - Как прикажете, - услышал Кейд знакомый  ответ.  Мими  открыла  было
ротик, чтобы добавить еще что-то, но передумала и исчезла в кабине,  чтобы
появиться через несколько секунд с открытой бутылкой душистого  портвейна,
которым снабдил его Сэл.
     Когда Мими протянула ему бутылку, судно  коснулось  днищем  подводной
гряды, и Кейд инстинктивно задержал дыхание. Наконец, он произнес:
     - Сперва ты... Салют!
     - Нет, спасибо, - решительно произнесла она. - Я никогда  не  пью  на
голодный желудок.
     Кейд сделал большой глоток прямо из  горлышка.  Вино  показалось  ему
слабым и невыдержанным. Лучше бы это был ром. Ему захотелось  напиться  до
беспамятства. Хотелось, чтобы Мими была  Джанис.  Или  чтобы  сам  он  был
Джеймсом Мораном. Он мог внушить себе,  что  Мими  была  ничто  для  него,
просто еще одна девушка, с которой он повстречался, но раз она уходила  из
его жизни, то он сомневался, что  когда-либо  встретит  кого-то  еще,  кто
нравился бы ему так, как Мими. Дело  было  вовсе  не  в  одном  физическом
влечении. Она вообще ему нравилась.
     Кейд сделал второй большой глоток и закрыл бутылку. Если бы он только
повстречался с Мими до того, как она  познакомилась  с  Мораном!  Но  ведь
когда она его встретила, Джанис с ним еще не развелась? Или уже развелась?
     Проход оказался позади, и они  снова  очутились  на  глубоком  месте.
Залив казался куском  черного  стекла,  разрезанного  лишь  белым  хвостом
пенистого кильватера да всплеском выпрыгнувшей  наружу  рыбы.  Кроме  шума
винтов и ритмичного стука двигателей,  тишину  нарушали  крики  испуганных
птиц, гнездящихся на прибрежных островках.
     Залив был огромный, черный, загадочный и немного зловещий.  Окрестное
население постоянно менялось, кто-то приезжал, кто-то уезжал. Луна все еще
не могла выйти из-за ветвей деревьев, поднимающихся до  ближайших  холмов.
Было слишком темно, чтобы видеть, но Кейд не сомневался - что-нибудь точно
изменилось. Даже  при  дневном  свете  он  с  трудом  смог  бы  разглядеть
несколько примитивных рыбацких  лагерей,  редкие  хижины  охотников  вдоль
водостоков, тянущихся вглубь лесов.
     Эта мысль развеселила его. Возможно, что на своих землях он обнаружит
незаконно поселившихся  людей.  Семь  лет  назад  такие  люди,  называемые
"сквоттерами", получили права на занятие ими свободных  земель.  Так  что,
если это случилось  с  его  землей,  они  могут  опротестовать  законность
продажи участка Токо или кому бы то  ни  было.  Тогда  и  Джанис,  и  Токо
останутся с носом.
     Наконец, луна вырвалась из-за вершин деревьев и как бы  высветила  на
воде его судно. Ночной ветер был просто холодным, а вода при лунном  свете
походила на черный бархат, кое-где пронизанный серебряными  нитями.  Когда
он обогнул смутно знакомую примету  -  каменную  косу  -  Мими  заговорила
впервые после того, как принесла вино:
     - Вы очень хороший моряк.
     - Благодарю.
     Лучше бы он не пил вина: оно не помогло. То, чего он жаждал, не  ищут
в бутылках.
     - Мы почти на месте?
     Кейд вглядывался в залитую лунным светом береговую линию прибоя.
     - Я бы сказал, что мы находимся сейчас против моей собственности,  но
с тех пор, как я здесь был, прошло много лет.  -  Он  различил  на  берегу
проблески розоватого света. - Вон там должен быть лагерь.
     - Значит, есть здание?
     - Хижина. Мы с отцом пользовались ею несколько раз в году.
     - А сколько там комнат?
     - Одна.
     - Ох! - вырвалось у Мими и она облизала губки.
     Розовое  пятнышко  света  становилось  более  ярким,  превращаясь   в
лампочку, освещающую довольно обширный пирс, уходящий в воду. К столбу был

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.