Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     "Я спала уже более часа, совершенно обнаженная, так как была  сильная
жара, когда была разбужена стуком в дверь домика моего  мужа.  Я  спросила
кто там, и человек мне ответил, что это Энди  Латур,  помощник  городского
шерифа, который несколько часов назад проводил меня и моего мужа до нашего
дома, потому что он был пьян и упал без сознания на улице Лафит. Вместе со
мной, стуком в дверь был разбужен мой муж. Он подошел к двери и спросил  у
мистера Латура, что тот хочет. Вместо ответа мистер  Латур  выстрелил  два
раза через дверь, которую потом вышиб, чтобы войти  внутрь.  Было  слишком
темно, чтобы я могла разглядеть его, но когда он  дотронулся  до  меня,  и
понял, что на мне ничего не надето, он стал, как бешеный. Он стал  ласкать
меня несмотря на мои протесты, он ударил меня кулаком и повалил на пол,  и
силой овладел мной. Сопротивление мое еще больше ожесточило его и он избил
меня. После его побоев я потеряла сознание.  Все  это  происходило  тогда,
когда мой муж лежал рядом с нами. Я утверждаю, что  все,  что  я  сказала,
правда, только правда и ничего, кроме правды."
     Подписано: "Миссис Джек Лакоста".
     Когда секретарь прочел это показание, в зале не было слышно  никакого
движения или звука. Судья  Блекли  прочистил  себе  горло  и  сделал  знак
Латуру.
     - Обвиняемый, встаньте.
     Латуру пришлось сделать страшное  усилие,  чтобы  встать.  Он  теперь
знал, что может чувствовать заключенный во время судебного  заседания.  Он
мог быть уверенным в своей невиновности, но чувствовал себя приговоренным.
Его разбитая губа и опухший глаз стесняли его. Он с трудом  дышал,  ожидая
вопроса судьи.
     - Признаете ли вы себя виновным? - наконец спросил Блекли.
     - Нет, я невиновен в  двух  приписываемых  преступлениях,  -  ответил
Латур. - Я не убивал Джека Лакосту. И несмотря на то, что  кажется  миссис
Лакоста, это не я атаковал домик ее мужа.
     Он  не  успел  закончить  последние  слова,  как  гневное  возмущение
овладело залом. Латур бросил взгляд назад. Улыбка Георга  была  еще  более
довольной. У Ольги расстроенный и обеспокоенный вид.
     Судья Блекли стукнул по своему столу.
     - Тишина в зале!  -  приказал  он,  обращаясь  к  публике.  Потом  он
повернулся к Латуру. Тихим, сухим голосом он продолжал:
     -  Совершенно  понятно,  что  сейчас  идет  речь  о   предварительном
следствии. Но, учитывая все доказательства обвинения, представленные здесь
перед судом, у меня могут быть достаточные основания, чтобы сомневаться  в
невиновности обвиняемого, и  потому  я  принимаю  решение  предъявить  ему
обвинение перед вышестоящим  судом  в  убийстве  человека  по  имени  Джек
Лакоста и в преступном насилии над его женой.
     Угрожающий шепот пронесся по залу.  Можно  было  различить  отдельные
слова, отдельные фразы:
     - К счастью!... Это грязный парень! Что  он  из  себя  воображает?...
Девушка уж должна хорошо знать, а?... Вероятно, тот  же  подонок,  который
изнасиловал уже троих... Одна из учениц говорила,  что  он  сделал  с  нею
что-то невероятное... Отлично... Это  как  раз  то,  что  мне  говорили...
Наложено шесть швов...
     Судья снова стукнул по столу:
     - У обвиняемого есть защитник?
     - Да, - ответил Латур.
     Блекли повернулся к Шварту.
     - Адвокат защиты имеет что-либо сказать перед судом, пока обвиняемого
не вернули в тюрьму под надзор шерифа Велича  до  того  времени,  пока  не
будет назначен день суда в высшей инстанции?
     Шварт вполголоса поговорил с Латуром:
     - Мне не нравится реакция публики, - честно признался  он.  -  И  еще
пятьсот человек, которые находятся около тюрьмы  на  лужайке.  Это  должен
решать ты. Но я не  думаю,  что  будет  благоразумно  прямо  обращаться  с
просьбой о твоем освобождении под залог. Я лично считаю, что будет  лучше,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.