Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1818 году родился(-лась) Иван Сергеевич Тургенев


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Роджерс был бел как мел, у него тряслись руки.
   - Сейчас, сэр, - пробормотал он и выскользнул из комнаты.
   - Кто это мог говорить? И где скрывается этот человек? - сыпала  воп-
росами Вера. - Этот голос... он похож... похож...
   - Да что же это такое? - бормотал генерал Макартур.  -  Кто  разыграл
эту скверную шутку?
   Руки у него дрожали. Он сгорбился. На глазах постарел лет на десять.
   Блор вытирал лицо платком. Только судья Уоргрейв и мисс Брент  сохра-
няли спокойствие. Эмили Брент - прямая, как палка, высоко держала  голо-
ву. Лишь на щеках ее горели темные пятна румянца. Судья  сидел  в  своей
обычной позе - голова его ушла в плечи, рукой он почесывал ухо. Но глаза
его, живые и проницательные, настороженно шныряли по комнате.
   И снова первым опомнился Ломбард.  Пока  Армстронг  занимался  миссис
Роджерс, Ломбард взял инициативу в свои руки:
   - Мне показалось, что голос шел из этой комнаты.
   - Но кто бы это мог быть? - вырвалось у Веры. -  Кто?  Ясно,  что  ни
один из нас говорить не мог.
   Ломбард, как и судья, медленно обвел глазами комнату. Взгляд его  за-
держался было на открытом окне, но он тут же решительно покачал головой.
Внезапно его глаза сверкнули. Он кинулся к двери у камина, ведущей в со-
седнюю комнату. Стремительно распахнул ее, ворвался туда.
   - Ну, конечно, так оно и есть, - донесся до них его голос.
   Остальные поспешили за ним. Лишь мисс Брент не поддалась общему поры-
ву и осталась на месте.
   К общей с гостиной стене смежной комнаты был придвинут столик. На нем
стоял старомодный граммофон - его  раструб  упирался  в  стену.  Ломбард
отодвинул граммофон, и все увидели несколько  едва  заметных  дырочек  в
стене, очевидно, просверленных тонким сверлом.
   Он завел граммофон, поставил иглу на пластинку, и они снова услышали:
   "Вам предъявляются следующие обвинения".
   - Выключите! Немедленно выключите, - закричала Вера, - Какой ужас!
   Ломбард поспешил выполнить ее просьбу. Доктор Армстронг с облегчением
вздохнул.
   - Я полагаю, что это была глупая и злая шутка, - сказал он.
   - Вы думаете, что это шутка? - тихо, но внушительно спросил его судья
Уоргрейв.
   - А как по-вашему? - уставился на него доктор.
   - В настоящее время я не берусь высказаться по этому вопросу, -  ска-
зал судья, в задумчивости поглаживая верхнюю губу.
   - Послушайте, вы забыли об одном, - прервал их Антони Марстон. - Кто,
шут его дери, мог завести граммофон и поставить пластинку?
   - Вы правы, - пробормотал Уоргрейв. - Это следует выяснить.
   Он двинулся обратно в гостиную. Остальные последовали за ним.
   Тут в дверях появился Роджерс со стаканом коньяка в руках. Мисс Брент
склонилась над стонущей миссис Роджерс. Роджерс  ловко  вклинился  между
женщинами:
   - С вашего разрешения, мэм, я поговорю с женой.
   Этель, послушай, Этель, не бойся. Ничего страшного не  случилось.  Ты
меня слышишь? Соберись с силами.
   Миссис Роджерс дышала тяжело и неровно. Ее глаза, испуганные и насто-
роженные, снова и снова обводили взглядом лица гостей.
   - Ну же, Этель. Соберись с силами! - увещевал жену Роджерс.
   - Вам  сейчас  станет  лучше,  -  успокаивал  миссис  Роджерс  доктор
Армстронг. - Это была шутка.
   - Я потеряла сознание, сэр? - спросила она.
   - Да.
   - Это все из-за голоса - из-за этого ужасного голоса, можно подумать,
он приговор зачитывал. - Лицо ее снова побледнело, веки затрепетали.
   - Где же, наконец, коньяк? - раздраженно спросил доктор Армстронг.
   Роджерс поставил стакан на маленький столик. Стакан передали доктору,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.