Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

удостоверение личности - вот оно. Я - бывший чиновник отдела по  рассле-
дованию  уголовных  дел  Скотланд-Ярда.  Теперь   я   руковожу   сыскным
агентством в Плимуте. Сюда меня пригласили по делу.
   - Кто вас пригласил? - спросил Уоргрейв.
   - Оним. Вложил в письмо чек - и немалый - на расходы, указал,  что  я
должен делать. Мне было велено втереться в компанию, выдав себя за  гос-
тя. Я должен был следить за вами - ваши имена мне  сообщили  заранее.  -
Вам объяснили почему?
   - Из-за драгоценностей миссис Оним, - удрученно сказал Блор, - миссис
Оним! Чтоб такой стреляный воробей, как я, попался на мякине. Да никакой
миссис Оним и в помине нет.
   Судья снова погладил верхнюю губу, на этот раз задумчиво.
   - Ваши заключения представляются мне вполне обоснованными,  -  сказал
он, - Алек Норман Оним! Под письмом мисс Брент вместо фамилии стоит  за-
корючка, но имена написаны вполне ясно - Анна Нэнси - значит,  оба  раза
фигурируют одинаковые инициалы: Алек Норман Оним - Анна Нэнси  Оним,  то
есть каждый раз - А. Н. Оним. И если слегка напрячь воображение, мы  по-
лучим - аноним!
   - Боже мой, это же безумие! - вырвалось у Веры. Судья согласно кивнул
головой.
   - Вы правы, - сказал он. - Я нисколько не сомневаюсь, что нас пригла-
сил на остров человек безумный. И, скорее всего, опасный маньяк.
 
 
   Глава четвертая
 
   Наступила тишина - гости в ужасе застыли на  своих  местах.  Молчание
нарушил тонкий въедливый голосок судьи.
   - А теперь приступим к следующей стадии расследования. Но прежде все-
го я хочу приобщить к делу и свои  показания.  -  Он  вынул  из  кармана
письмо, бросил его на стол. - Письмо написано якобы от имени  моей  ста-
ринной приятельницы - леди Констанции Калмингтон. Я давно не  видел  ее.
Несколько лет тому назад она уехала на Восток. Письмо выдержано в ее ду-
хе - именно такое несуразное, сумасбродное письмо сочинила бы она. В нем
она приглашала меня приехать, о своих хозяевах упоминала в самых  туман-
ных выражениях. Как видите, прием тот же самый, а это само собой  подво-
дит нас к одному немаловажному выводу. Кто бы ни  был  человек,  который
заманил нас сюда, - мужчина или женщина, - он нас знает или,  во  всяком
случае, позаботился навести справки о каждом из нас.  Он  знает  о  моих
дружеских отношениях с леди Констанцией и знаком с ее эпистолярным  сти-
лем. Знает он и коллег доктора Армстронга и то, где они сейчас  находят-
ся. Ему известно прозвище друга мистера Марстона. Он в курсе  того,  где
отдыхала два года назад мисс Брент и с какими людьми  она  там  встреча-
лась. Знает он и об армейских друзьях генерала Макартура, - и, помолчав,
добавил: - Как видите, наш хозяин знает о нас не так уж мало. И на осно-
вании этих сведений он предъявил нам определенные обвинения.
   Его слова вызвали бурю негодования.
   - Ложь!.. - вопил генерал Макартур. - Наглая клевета!
   - Это противозаконно! - вторила Вера. Голос ее  пресекался.  -  Какая
низость!
   - Понятия не имею, что имел в виду этот идиот! - буркнул Антони Марс-
тон.
   Судья Уоргрейв поднял руку, призывая к молчанию.
   - Вот что я хочу  заявить.  Наш  неизвестный  друг  обвиняет  меня  в
убийстве некоего Эдуарда Ситона. Я отлично помню  Ситона.  Суд  над  ним
состоялся в июне 1930 года. Ему было предъявлено  обвинение  в  убийстве
престарелой женщины. У него был ловкий защитник, и он  сумел  произвести
хорошее впечатление на присяжных. Тем не менее  свидетельские  показания
полностью подтвердили его виновность. Я построил обвинительное  заключе-
ние на этом, и присяжные пришли к выводу, что  он  виновен.  Вынося  ему

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.