Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нравится. На нее трудно было угодить. Сколько прекрасных  молодых  людей
он приводил в дом, а она не желала их принимать, говорила, что они "нуд-
ные". И тут уж ничего не попишешь! Артур Ричмонд не казался  ей  нудным.
Он с самого начала пришелся ей по душе. Они могли без  конца  разговари-
вать о литературе, музыке, живописи. Она шутила, смеялась с ним,  любила
поддразнить Артура. И генерал был в восторге от того, что Лесли принима-
ет поистине материнское участие в юноше.
   Материнское - это ж надо быть таким идиотом, и как он  не  сообразил,
что Ричмонду исполнилось двадцать восемь, а Лесли всего на год его стар-
ше. Он обожал Лесли. Она стояла перед ним как живая. Круглое,  с  острым
подбородочком личико, искрящиеся темно-серые  глаза,  густые  каштановые
кудри. Он обожал Лесли, беспредельно верил ей.
   И там во Франции, в передышках между боями, он думал о  ней,  вынимал
ее фотографию из нагрудного кармана, подолгу смотрел на нее.  Но  однаж-
ды... он узнал обо всем. Произошло это точь-в-точь как в пошлых романах:
Лесли писала им обоим и перепутала конверты. Она вложила письмо  к  Рич-
монду в конверт с адресом мужа. Даже теперь,  после  стольких  лет,  ему
больно вспоминать об этом... Боже, как он тогда страдал!
   Их связь началась давно. Письмо не оставляло никаких сомнений на этот
счет. Уик-энды! Последний отпуск Ричмонда...  Лесли,  Лесли  и  Артур...
Черт бы его побрал! С его коварными улыбками,  его  почтительными:  "Да,
сэр. Слушаюсь, сэр!" Обманщик и лжец! Сказано же: "Не желай жены ближне-
го твоего!"
   В нем исподволь жила мечта о мести, страшной мести. Но он ничем  себя
не выдал, держался с Ричмондом, будто ничего не  случилось.  Удалось  ли
это ему? Похоже, что удалось. Во всяком случае, Ричмонд ничего не  запо-
дозрил. На вспышки гнева на фронте никто не обращал внимания  -  у  всех
нервы были порядком издерганы. Правда, Армитидж иногда поглядывал на не-
го как-то странно. Мальчишка, сопляк, но голова  у  него  работала.  Да,
видно, Армитидж разгадал его замысел. Он хладнокровно послал Ричмонда на
смерть. Тот лишь чудом мог вернуться живым из разведки. Но чуда не прои-
зошло. Да, он послал Ричмонда на смерть и нисколько об этом  не  жалеет.
Тогда это было проще простого. Ошибки случались сплошь и рядом, офицеров
посылали на смерть без всякой необходимости. Всюду царили суматоха,  па-
ника. Может быть, потом и говорили: "Старик Макартур потерял голову, на-
делал глупостей, пожертвовал лучшими своими людьми", но и только.
   А вот этого сопляка Армитиджа провести было не так просто. У него по-
явилась неприятная манера нагло поглядывать на своего командира.  Навер-
ное, знал, что я нарочно послал Ричмонда на смерть. (А потом, когда вой-
на кончилась, интересно, болтал Армитидж потом или нет?)
   Лесли ничего не знала. Она (как он предполагал) оплакивала своего лю-
бовника, но к приезду мужа в Англию горечь утраты притупилась. Он никог-
да не позволил себе ни малейшего намека на ее отношения с Ричмондом.
   Они зажили по-прежнему, но она стала его чуждаться...
   А через три-четыре года после войны умерла от двустороннего  воспале-
ния легких. Все это было так давно. Сколько лет прошло с тех пор -  пят-
надцать, шестнадцать?
   Он вышел в отставку, поселился в Девоне. Купил маленький  домик,  ему
всегда хотелось иметь именно такой.
   Красивая местность, любезные соседи. Рыбная ловля, охота... По  воск-
ресеньям - церковь...
   (Но одно воскресенье он пропускал - то, когда читали, как Давид велел
поставить Урию там, где "будет самое сильное сражение". Ничего не мог  с
собой поделать. Ужасно гадко становилось на душе.)
   Соседи относились к нему как нельзя лучше. Поначалу.
   Потом ему стало казаться, что люди шушукаются о нем, и от этого  было
не по себе. На него начали смотреть косо. Так, словно до них дошел поро-
чащий его слух... (Армитидж? Что если Армитидж болтал?)
   Он стал сторониться людей, жил отшельником. Уж очень неприятно, когда
о тебе сплетничают за твоей спиной.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.