Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

   Но все это было так давно.
   Лесли осталась в далеком прошлом, Артур Ричмонд тоже. Да и какое зна-
чение может иметь теперь эта история? Хоть она и обрекла его  на  одино-
чество. Он даже старых армейских друзей теперь избегал.  (Если  Армитидж
проболтался, эта история, несомненно, дошла и до них.)
   А сегодня вечером этот голос обнародовал давно забытую  историю.  Как
он себя вел? Не изменился в лице? Выразил ли подобающие  гнев,  возмуще-
ние? Не выдал ли своего смятения? Кто его знает. Конечно, никто из приг-
лашенных не принял этого обвинения всерьез. Ведь среди прочих  обвинений
были и самые нелепые, Эту очаровательную девушку, например,  обвинили  в
том, что она утопила ребенка. Вот уж ерунда! Ясно, что они имеют дело  с
сумасшедшим, которому доставляет удовольствие обвинять каждого встречно-
го и поперечного! Эмили Брент, к примеру, племяннице его старого армейс-
кого приятеля Тома Брента, тоже предъявили обвинение в убийстве. А  ведь
надо быть слепым, чтоб не заметить, какая она набожная:  такие  шагу  не
делают без священника.
   "Все это, - думал генерал, - по меньшей мере дико, а попросту говоря,
чистое безумие! Едва они приехали на остров... стоп, когда же это  было?
Сегодня днем, черт побери, ну да, они приехали только сегодня днем.  Как
долго тянется время! Интересно, когда мы уедем отсюда? - думал  генерал.
- Конечно же, завтра, едва прибудет моторка. Но странно, сейчас ему сов-
сем не хотелось покидать остров... Снова жить затворником в своем домиш-
ке, снова те же самые тревоги, те же страхи". В открытое окно  доносился
шум прибоя: море грозно шумело, поднимался ветер. Генерал думал:  "Убаю-
кивающий шум моря... спокойное местечко... Хорошо жить на острове  -  не
надо ехать дальше... Ты словно на краю света...
   Внезапно он понял, что ему совсем не хочется отсюда уезжать".
   Вера Клейторн лежала с раскрытыми глазами и глядела  в  потолок.  Она
боялась темноты и поэтому не погасила свет.
   "Хьюго, Хьюго, - думала она. - Почему мне кажется, что он сегодня ве-
чером где-то совсем близко. Где он сейчас? Не знаю. И никогда не  узнаю.
Он исчез из моей жизни, исчез навсегда...
   Зачем гнать от себя мысли о Хьюго? Она будет думать  о  нем,  вспоми-
нать...
   Корнуолл... Черные скалы, мелкий желтый песок... Добродушная толстуха
миссис Хамилтон... Маленький Сирил все время тянет ее за руку,  канючит:
"Я хочу поплыть к скале. Мисс Клейторн, я хочу к  скале.  Ну  можно  мне
поплыть к скале?" И каждый раз, поднимая глаза, она  видит  устремленный
на нее взгляд Хьюго... Вечером, когда Сирил спал...
   - Вы не выйдете погулять, мисс Клейторн?
   - Что ж, пожалуй, выйду...
   В тот день они, как обычно, гуляли по пляжу. Был теплый,  лунный  ве-
чер, Хьюго обнял ее за талию.
   - Я люблю вас, Вера. Я люблю вас. Вы знаете, что я вас люблю?
   Да, она знала. (По крайней мере, так ей казалось.)
   - Я не решаюсь просить вашей руки... У меня нет ни гроша. Мне хватает
на жизнь, и только. А ведь как-то у меня целых три месяца был шанс  раз-
богатеть. Сирил появился на свет через три месяца после смерти Мориса...
   Если бы родилась девочка, состояние унаследовал бы Хьюго. Он признал-
ся, что был тогда очень огорчен:
   - Я, разумеется, не строил никаких расчетов. И все же я тяжело  пере-
нес этот удар. Видно, не под счастливой звездой я родился. Но Сирил  ми-
лый мальчик, и я к нему очень привязался!
   И это была чистая правда. Хьюго и впрямь любил Сирила, готов был  це-
лыми днями играть с ним, выполнять все его капризы. Злопамятства  в  нем
не было.
   Сирил рос хилым ребенком. Тщедушным, болезненным. Он вряд  ли  прожил
бы долго...
   А дальше что?
   - Мисс Клейторн, можно мне поплыть к скале? Почему мне нельзя к  ска-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.