Случайный афоризм
Писатель пишет не потому, что ему хочется сказать что-нибудь, а потому, что у него есть что сказать. Фрэнсис Скотт Фицджеральд
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

шиеся в ее волосах... Лицо хорошенькой девушки, может  быть,  даже  чуть
нахальное, для которой ни страх, ни жалость уже ничего не значат. А Эми-
ли Брент безмятежно вязала нескончаемое вязанье в сознании своей правед-
ности.
   На площадке в плетеном кресле сидел судья Уоргрейв. Его голова совсем
ушла в плечи. Вера глядела на судью и видела юношу на скамье  подсудимых
- светловолосого, с голубыми глазами, на чьем лице ужас  постепенно  вы-
тесняло удивление. Эдвард Ситон. Ей виделось, как судья своими  сморщен-
ными руками накидывает ему черный мешок на голову и оглашает приговор...
   Чуть погодя Вера спустилась к морю и пошла вдоль берега. Путь ее  ле-
жал к той оконечности острова, где сидел старый генерал.  Услышав  шаги,
Макартур зашевелился и повернул голову - глаза его  глядели  тревожно  и
одновременно вопросительно. Вера перепугалась. Минуты  две  генерал,  не
отрываясь, смотрел на нее. Она подумала: "Как странно. Он  смотрит  так,
будто все знает..."
   - А, это вы, - сказал, наконец, генерал, - вы пришли...
   Вера опустилась на землю рядом с ним.
   - Вам нравится сидеть здесь и смотреть на море?
   - Нравится. Здесь хорошо ждать.
   - Ждать? - переспросила Вера. - Чего же вы ждете?
   - Конца, - тихо сказал генерал. - Но ведь вы это знаете не хуже меня.
Верно? Мы все ждем конца.
   - Что вы хотите этим сказать? - дрожащим голосом спросила Вера.
   - Никто из нас не покинет остров. Так задумано. И вы это сами знаете.
Вы не можете понять только одного: какое это облегчение.
   - Облегчение? - удивилась Вера.
   - Вот именно, - сказал генерал, - вы еще очень молоды... вам этого не
понять. Но потом вы осознаете, какое это облегчение, когда все уже поза-
ди, когда нет нужды нести дальше груз своей вины. Когда-нибудь и вы  это
почувствуете...
   - Я вас не понимаю, - севшим голосом сказала Вера, ломая пальцы.  Ти-
хий старик вдруг стал внушать ей страх.
   - Понимаете, я любил Лесли, - сказал генерал задумчиво. -  Очень  лю-
бил...
   - Лесли - это ваша жена? - спросила Вера.
   - Да... Я любил ее и очень ею гордился. Она была такая красивая,  та-
кая веселая! - минуту-две он помолчал, потом сказал: - Да, я любил  Лес-
ли. Вот почему я это сделал.
   - Вы хотите сказать... - начала было Вера и замялась.
   Генерал кивнул.
   - Что толку отпираться, раз мы все скоро умрем?
   Я послал Ричмонда на смерть. Пожалуй, это было убийство. И  вот  ведь
что удивительно - я всегда чтил закон.
   Но тогда я смотрел на это иначе. У меня не  было  угрызений  совести.
"Поделом ему!" - так я тогда думал. Но потом...
   - Что - потом? - зло спросила Вера.
   Генерал с отсутствующим видом покачал головой.
   - Не знаю, - сказал он. - Ничего не знаю, только потом все  перемени-
лось. Я не знаю, догадалась Лесли или нет... Думаю, что нет.  Понимаете,
с тех пор она от меня отдалилась. Стала совсем чужим человеком. А  потом
она умерла - и я остался один...
   - Один... один, - повторила Вера, эхо подхватило ее слова.
   - Вы тоже обрадуетесь, когда придет конец, - закончил Макартур.
   Вера рывком поднялась на ноги.
   - Я не понимаю, о чем вы говорите, - рассердилась она.
   - А я понимаю, дитя мое, я понимаю...
   - Нет, не понимаете. Вы ничего не понимаете.
   Генерал уставился на горизонт. Он словно перестал ее замечать.
   - Лесли... - позвал он тихо и ласково.
   Когда запыхавшийся Блор вернулся с мотком каната, Армстронг стоял  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.