Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1621 году родился(-лась) Жан Лафонтен


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

украли!
   - Когда вы видели револьвер в последний раз? - спросил судья.
   - Вчера вечером, ложась спать, я на всякий случай сунул  его  в  ящик
ночного столика.
   Судья кивнул головой.
   - Значит, сказал он, - его украли утром, воспользовавшись  суматохой:
то ли когда мы носились в  поисках  Роджерса,  то  ли  когда  нашли  его
труп...
   - Револьвер спрятан в доме, - сказала Вера. - Надо искать его.
   Судья Уоргрейв привычным жестом погладил подбородок.
   - Не думаю, чтобы поиски к чему-нибудь привели, - сказал он. -  Прес-
тупник вполне мог успеть припрятать револьвер в надежное место. Я, приз-
наться, отчаялся его найти.
   - Я, конечно, не знаю, где револьвер, зато я знаю, где шприц, -  уве-
ренно заявил Блор. - Следуйте за мной.
   Он открыл парадную дверь и повел их вокруг дома. Под  окном  столовой
они нашли шприц. Рядом валялась разбитая фарфоровая статуэтка-пятый нег-
ритенок.
   - Больше ему негде быть, - торжествуя  объяснял  Блор.  -  Убив  мисс
Брент, преступник открыл окно, выкинул шприц, а вслед за ним отправил  и
негритенка.
   На шприце не удалось обнаружить  отпечатков  пальцев.  Очевидно,  его
тщательно вытерли.
   Вера решительно объявила:
   - Теперь надо заняться револьвером.
   - Ладно, - сказал судья. - Но одно условие - держаться вместе. Помни-
те, тот, кто ходит в одиночку, играет на руку маньяку.
   Они снова обыскали весь дом, пядь за пядью, от подвала до чердака,  и
ничего не нашли. Револьвер исчез!
 
 
   Глава тринадцатая
 
   "Один из нас... Один из нас... Один из нас..." - без  конца,  час  за
часом, крутилось в голове у каждого. Их было пятеро -  и  все  они,  без
исключения, были напуганы. Все, без исключения, следили друг за  другом,
все были на грани нервного срыва и даже не пытались это скрывать. Любез-
ность была забыта, они уже не старались поддерживать разговор. Пять вра-
гов, как каторжники цепью, скованные друг с другом инстинктом самосохра-
нения.
   Все они постепенно теряли человеческий облик. Возвращались  в  перво-
бытное, звериное состояние. В судье проступило сходство с мудрой  старой
черепахой, он сидел, скрючившись, шея его ушла в  плечи,  проницательные
глаза бдительно поблескивали. Инспектор в отставке Блор еще больше огру-
бел, отяжелел. Косолапо переваливался, как медведь. Глаза  его  налились
кровью. Выражение тупой злобы не сходило с его лица.  Загнанного  зверя,
готового ринуться на своих преследователей, - вот кого он  напоминал.  У
Филиппа Ломбарда, напротив, все реакции еще больше обострились. Он  нас-
тораживался при малейшем шорохе. Походка у него  стала  более  легкой  и
стремительной, движения более гибкими и проворными. Он то и дело улыбал-
ся, оскаливая острые, белые зубы.
   Вера притихла, Почти не вставала с кресла. Смотрела в одну точку  пе-
ред собой. Она напоминала подобранную на земле птичку, которая  расшибла
голову о стекло. Она так же замерла, боялась шелохнуться,  видно,  наде-
ясь, что, если она замрет, о ней забудут.
   Армстронг был в плачевном состоянии.  У  него  начался  нервный  тик,
тряслись руки. Он зажигал сигарету за сигаретой и,  не  успев  закурить,
тушил. Видно, вынужденное безделье тяготило его больше, чем других Время
от времени он разражался бурными речами.
   - Так нельзя, мы должны что-то предпринять. Наверное, да что я  гово-

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.